Мои грязные трусики

Тем временем меня мучило немыслимое возбуждение. Я был рад, что пиджак прикрывает мои брюки, потому что иначе бугор на них был бы виден издалека. Я бродил туда-сюда по вестибюлю, ожидая Юльку и путаясь в собственных мыслях.

***

Знакомая синяя машинка запарковалась недалеко от входа и из неё выпорхнула Юля. Пока она шла ко входу, я рассматривал её в окно: на ней были узкие джинсы и легкая блузочка, красиво облегающая её высокую грудь. Не то что бы мне нравилась большая грудь — у Карины были маленькие, но очень изящные полушария — просто смотреть на это было интересно.

Юля вошла в здание и я поспешил ей навстречу.

— Привет!

— Привет, Юль. Идём со мной.

Мне показалось, что между нами натянулась какая-то тревожная струна, говорить было неловко. Любой обыденный вопрос казался сейчас глупым и неуместным.

Мы молча поднялись на лифте прямо на нужный этаж, чтобы не записывать визит у секретаря, и я провёл Юлю к комнате отдыха. По счастью, она была свободна и даже в коридоре нам никто не встретился.

Я повернул табличку на двери в положение «Занято», закрыл за собой дверь и замкнул её. Повернулся к Юле. Она стояла и смотрела на меня чуть взволнованным взглядом, и даже как будто бы дрожала.

Протянув руки вперёд, я обнял Юльку и прижал её к себе. Она уткнулась лицом в моё плечо и замерла, и я тоже замер, стараясь успокоиться и свыкнуться с мыслью о том, что сейчас надо сделать. Её волосы приятно пахли, и её большая грудь упруго вжималась в моё тело, помогая мне сконцентрироваться на возбуждении. Я и так физически был возбужден, и даже старался держать Юльку чуть сбоку, чтоб она не прикасалась к напряженному члену под брюками, но психологически мне нужна была ещё минутка, чтоб привыкнуть к этой женщине.

Юля перестала дрожать и, похоже, успокоилась. Можно было бы её поцеловать, подумал я, но не стал этого делать, чтоб избежать ощущения совершаемой измены. Вместо этого я чуть отстранил Юлю от себя, посмотрел ей в глаза и вопросительно кивнул. Её взгляд был туманным, словно от набежавших слёз. Она кивнула в ответ и осмотрелась.

В комнате отдыха был только крошечный столик с книжками и большой кожаный диван. Приняв какое-то решение, Юля мельком взглянула на меня и стала снимать джинсы. Я на мгновение замер, любуясь тем, как её пальчики расстёгивают пуговичку на джинсах и миниатюрную ширинку, а потом одёрнул себя и тоже стал двигаться. Снял пиджак и положил его на столик, начал расстёгивать брюки.

Юлька спустила джинсы до колен и мне открылись изящные белые трусики на её бёдрах. Очень кружевные, узенькие, женственные. Я подумал, что она специально надела их для меня и член отозвался новой волной напряжения. Юля бросила на меня быстрый взгляд и я поторопился сделать то же самое: приспустил брюки и остался в одних только узких плавках.

Юля замерла на долю секунды, потом подцепила пальчиками края своих трусиков и спустила трусики вниз, оставив их растянутыми между колен, как и джинсы. Её лобок был совершенно гол, без единого волоска. Я с восхищением смотрел на белоснежную кожу и крошечную розовую складочку, начинающуюся в самом низу. Карина всегда оставляла хотя бы узкую полосочку волос, так что голенький лобок был для меня в новинку. Мне безумно захотелось погладить Юльку между ног, чтобы ощутить эту незнакомую мне гладкость её треугольничка.

Тем временем Юля повернулась ко мне спиной, нагнулась и упёрлась руками в широкий подлокотник дивана. Её ножки были совсем немного раздвинуты, потому что джинсы сковывали её в коленях, но мне всё равно было видно её гладкие губки и сжатую дырочку попки. Юлькины ягодицы словно светились белым цветом, что тоже было необычно для меня: в отличие от неё, Карина круглый год ходила в солярий и даже в самых интимных местах была слегка загорелая.

На меня накатила волна возбуждения. Вот оно — жена моего друга со спущенными джинсами и трусиками стоит передо мной, наклонившись и ожидая, когда же я войду в неё. А я могу любоваться её обнажённой попкой, её интимными лепестками и чуть раздвинутыми ножками.

Всё моё тело передёрнуло от этой мысли и этой картины передо мной. Я шагнул вперёд, спустил плавки и достал член. Чуть помедлив, положил левую ладонь на голое Юлькино бедро. Она едва заметно вздрогнула.

Даже издалека мне было видно, как блестят от влаги её нежные лепестки. Но мне так хотелось почувствовать, каковы Юлькины лепестки наощупь, что я всё равно «проверил» кончиками пальцев, готова ли она уже. Мои пальцы утонули в нежной женской влаге и это ощущение я постарался надолго сохранить в памяти.

Я приставил член к влажным лепесткам и медленно протолкнул его внутрь. Смешная мальчишеская мысль посетила меня: мне хотелось думать, что мой член больше, чем у Андрея, и что Юлька это заметит. Увы, она никак особенно не отреагировала, просто чуть выгнулась и выдохнула. Я начал движения

Мои руки лежали у неё на бёдрах, и я равномерно входил в неё, словно стараясь не подать виду, что я пробую доставить ей удовольствие. Мы вдвоём просто осуществляли процесс зачатия и хотели, чтоб это всё поскорее закончилось. Тем не менее, я не мог не любоваться обнаженными Юлькиными ягодицами, узкой дырочкой ануса и влажными лепестками, которые обнимали мой член при каждом движении. Ощущение от секса с ней было немного другое, чем с Кариной. Она казалась мягче и горячее, хотя мой член охватывался не так сильно, движения казались какими-то приятно вязкими.

Я представлял себе, что сегодня вечером Андрей придёт домой, они лягут в кровать вместе, Андрей снимет с неё эти же кружевные трусики, которые так мило приспущены сейчас для меня, и войдёт в свою жену даже не подозревая, что днём она отдавалась мне. Ревнивая мужская эмоция посетила меня и я стал таранить Юлькино тело чуть сильнее.

Я вовсе не хотел затягивать процесс и чувствовал, что ещё минутка, и я буду готов кончить. Прислушавшись, я вдруг заметил, что Юля едва слышно стонет от каждого моего движения. Это смутило меня: хочет ли она просто возбудить меня стонами, чтоб это поскорее закончилось, или ей действительно нравится и я должен довести её до оргазма? Что вообще она думает про всё это и чего бы ей сейчас хотелось?

Не найдя способа понять её желания, я решил, что для нас обоих будет лучше, если это всё просто поскорее закончится. Сжав покрепче её бёдра, я стал погружать член в подружку моей жены как можно глубже, наглядно представляя себе, как головка проникает в самую глубину.

Результат не заставил себя ждать. Я почувствовал, что готов, и насадил Юльку на свой член так глубоко, как только мог. Горячая струя выплеснулась внутри её тела, и я сделал несколько коротких движений, выталкивая из себя остатки спермы и заполняя ею Юлькино влагалище.

Остановившись, я держал её за бёдра и плотно прижимал к своим бёдрам, пока не почувствовал, что мой член расслабился. Я начал осторожно вынимать его, но Юля сделала жест рукой, чтоб я остановился:

— Подожди минутку, пожалуйста.

— Конечно.

Я был готов ждать сколько угодно, любуясь её голой попкой и ощущая горячие лепестки её влагалища вокруг своего члена. Мои руки сжимали её бёдра и она не двигалась. Я старался представить то, что же она чувствовала, отдаваясь мне и принимая в себя моё семя. Что сейчас важно для неё, должен ли я что-нибудь сделать или сказать?

Психологи любят покопаться в грязном белье

Психологи и психотерапевты
Копаются в проблемах как-нибудь,
Причину никогда не знают:
Копают наугад – авось, найдут!
И как-нибудь гадают,
Чтобы добраться до глуши:
Чего же там в конце концов случилось –
Так интересно, хоть, умри!?
И, чтобы вывести на разговоры,
Себя здесь «подают»
Помощниками толерантными,
Чтоб откопать уже весь блуд;
Конечно, любят покопаться
Всегда в чужом «белье»,
Чтоб выявить первопричину –
В каком же человек дерьме?
Анализируют всю гадость,
Что с человека подошло
И любят в этакой помойке
Поворошить, что вниз ушло:
«Рассказывайте… будет интересно,
Чтобы потом вас поучать,
Чтобы проблема рассосалась:
Исчезла, значит – благодать!»
… одну решили здесь проблему,
А человек, опять,
Потянется в своё «болото»
И новых станет больше – рать!
И нет такого уже крана,
Чтоб вынуть грешное с грязи –
И человек погряз в своё «болото»,
И нет Просвета впереди.
Зато, психологам всегда работа,
Особенно, для тех, кто восхваляет всех и вся,
И говорит: «Вы все хорошие, ребята,
У вас получится, наверняка!»
… ну, врут, конечно, капитально,
Ведь, без работы им нельзя…
И «стелются» перед другими идеально,
Как закадычные друзья.
Для человеков это всё нормально…
Они б поправили Дела,
Если бы к Богу обращались
И за бесплатно… Красота!
Но так, как Веры, вовсе, нету,
Идут, конечно же, туда,
Где милый дядя или тётя
Выслушивает мутные дела;
И с умным видом предлагает
Рецепты прошлогоднего ума,
Что ненадолго помогают –
Ему же надо кушать, господа!
… конечно, если б сам имел он Выход,
То не гадал бы у помойного ведра,
А честно говорил: «У вас здесь ничего не выйдет –
Вы через год забудете о чём я вам талдычу, как всегда!»
2019г

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *