Призрение и презрение

Печать презренья на челе

Считается, что презрение выражают глаза. Пре-зрение.
Презрительный взор: «надменный, уничижительный, спесивый, высокомерный, снисходительный, насмешливый, брезгливый» —
и со всякими прочими оттенками, но главное —
холодный.
Термометр для измерения теплоты взгляда я забыла на почте, посему обойдёмся наблюдением за тем, что творится выше, ниже и вокруг
ледяных глаз.
Какова типичная мимика презрения? Наблюдать будет наш дежурный доктор Пол Экман.
Экман подчёркивает — жирно подчёркивает — то, чем презрение отличается от гнева и отвращения.
Это вступление мы опустим (хотя проведение границы между презрением и отвращением, например, к педофилам — весьма занимательно; а разделение трёх видов эмпатии — практично. Ни сочувствие (эмпатия), ни сострадание не являются эмоцией; они представляют собой лишь наши реакции на эмоции других людей. При когнитивной эмпатии мы сознаем, что чувствует другой человек. При эмоциональной эмпатии мы действительно чувствуем то, что чувствует другой человек; при сострадающей эмпатии мы хотим помочь другому человеку справиться с ситуацией и с его эмоциями. Мы должны иметь когнитивную эмпатию, чтобы проявлять две другие формы эмпатии, но нам не требуется иметь эмоциональную эмпатию, чтобы проявлять сострадающую эмпатию.).
Нас интересуют не смеси в разных пропорциях, а чистое вещество. Кристальное презрение.
К сожалению, иллюстраций мало:
Я не смог найти ни одной фотографии в прессе, иллюстрирующей эту эмоцию; как и отвращение, оно редко показывается на газетных и журнальных снимках.
Презрение — немодная эмоция, ею много не наторгуешь.
Ни один из ученых не сконцентрировал свои усилия на изучении этой эмоции. Миллер сделал интересное замечание о том, что хотя мы чувствуем превосходство над другим человеком, когда испытываем презрение к нему, тем не менее подчиненные также могут испытывать презрение к своим начальникам. Задумайтесь о презрении подростков ко взрослым, женщин к мужчинам, слуг к хозяевам, работников к боссам… черных к белым, необразованных к образованным…
Я не уверен в том, что презрение является негативной эмоцией; я знаю, что ощущение презрения к другим доставляет большинству людей удовольствие.
Позднее мы можем сами удивляться тому, что чувствовали себя таким образом, но ощущения, переживаемые нами во время этой эмоции, в большей степени приятны, чем неприятны.
Это не значит, что презрение оказывает благоприятный эффект на других людей. Но наши ощущения, когда мы испытываем презрение, не являются изначально неприятными.
Трудно определить функцию презрения иначе как функцию
подачи сигнала о сознании превосходства,
об отсутствии необходимости к чему–то приспосабливаться или чем–то заниматься.
Оно сообщает о силе и/или статусе.
Презрение часто сопровождается гневом — обычно умеренным гневом в виде недовольства, хотя оно может возникать и вовсе без гнева. Гнев может чередоваться с отвращением, если человек разгневан тем, что он вынужден испытывать отвращение.
У нас мало слов для описания чувств, родственных отвращению или презрению. Это говорит не о том, что мы их не испытываем, а лишь о том, что у нас нет простого способа для обращения к ним, для прямого контакта с этими чувствами и настроениями. Я подозреваю, что такие настроения действительно существуют, но какие либо теоретические или практические исследования на эту тему мне неизвестны.

*
Презрение можно испытывать только к людям или их поступкам, но не ко вкусам, запахам или прикосновениям. Наступив на собачьи экскременты, вы можете испытать отвращение, но не презрение; идея употребления в пищу сырых телячьих мозгов также может вызвать отвращение, но никак не презрение. Однако вы можете с презрением относиться к людям, поедающим такие неаппетитные продукты, так как в презрении имеется элемент снисходительности по отношению к тем, кто это презрение вызывает. Проявляя в своей неприязни к людям и их поступкам элемент пренебрежения, вы ощущаете по отношению к ним свое превосходство (обычно моральное). Их поведение отвратительно, но вы, испытывая к ним презрение, не обязательно порываете отношения с ними.
*
Распознавание отвращения и презрения у самих себя
Давайте рассмотрим теперь внутренние ощущения, которые мы испытываем при отвращении и презрении. Довольно легко испытать чувство отвращения, размышляя о попадании в рот какого–то неприятного предмета или об отвратительном с моральной точки зрения поступке.
Обратите внимание на ощущения в вашем горле, на то, как вы начинаете чем–то давиться. Ощущения, испытываемые верхней губой и ноздрями, усиливаются, как будто ваша чувствительность к этим частям вашего лица повысилась настолько, что вы стали чувствовать их сильнее. Расслабьтесь и снова попытайтесь испытать отвращение, но на этот раз максимально слабое, вновь сконцентрировав внимание на ощущениях в вашем горле и в ваших ноздрях и верхней губе.
Вспомните о чьих–то действиях, которые не вызвали у вас отвращение, но заставили вас испытать презрение к тому, кто их совершил. Возможно, это человек, который пролез в кассу без очереди, который занимается плагиатом или сквернословит. Сделайте так, чтобы вы испытывали не гнев или отвращение, а просто презрение. Обратите внимание на возникающее у вас желание приподнять подбородок, как если бы вы смотрели на кого–то, кто находится ниже линии вашего носа. Почувствуйте напряжение, возникшее в одном из уголков вашего рта.
*
Распознавание отвращения и презрения у других людей
А
снимок А показывает нейтральное выражение лица
Сначала давайте рассмотрим сигнал, подаваемый морщинами около носа. На снимке Б показан самый слабый признак появления таких морщин;
Б
на снимке В показано то же самое действие, но выполненное чуть сильнее;
В
на снимке Г морщины около носа проявляются наиболее заметно.
Г
Отметьте, что когда морщины становятся глубокими, как на снимке Г, то брови также опускаются вниз, что заставляет некоторых людей полагать, что такое лицо выражает гнев. Но если вы присмотритесь внимательнее, то увидите, что верхние веки не приподняты и что брови не сведены вместе. Для сравнения взгляните на снимок:
(тут показано очень важное дополнительное движение — поднятие верхних век. Это свирепый взгляд: признак гнева, возможно, контролируемого.)
На снимке Г отвращение, а не гнев. На снимках А-Г, показывающих отвращение, щеки приподнимаются, заставляя приподниматься и нижние веки, но именно изменения положения носа, рта и щек имеют важнейшее значение, а не изменения в области глаз. Мышцы, управляющие движениями век, скорее расслаблены, чем напряжены.

Теперь давайте рассмотрим, как сигнализирует об отвращении приподнятая верхняя губа. На снимке Д показана слегка приподнятая верхняя губа, которая приподнимается еще выше на снимке Е.
Д Е Ж
На снимке Ж показано то же самое движение, но только на одной стороне лица. Асимметричная мимика, как на этом снимке, может сигнализировать об отвращении или может также быть признаком презрения.
Сравните снимок Ж со снимком 3, показывающим выражение презрения. На снимке 3 движение также осуществляется только на одной стороне лица, но это действие совершенно другое. Уголки губ напряжены и слегка приподняты. Это явное выражение презрения. Снимок И показывает то же движение, что и на снимке Ж, но более интенсивное, в результате чего рот в одном углу слегка раскрывается. Снимок И, как и снимок Ж, может сигнализировать об отвращении или презрении.
З И
На снимке К показано выражение, соответствующее смеси двух эмоций. Нос сморщен, что является признаком отвращения; а гнев выражается с помощью опущенных и сведенных вместе бровей и приподнятых верхних век. Приподнятость верхних век не очень заметна, потому что брови насуплены; сравнение снимка К с нейтральным снимком А или даже со снимком В, на котором имеются изменения только в зонах бровей, носа и щек, должно ясно показать, что верхние веки были подняты и что нижние веки были напряжены, что является сигналом гнева.
К Л М
Плотно сжатые губы, являющиеся еще одним признаком гнева, часто могут сопровождать выражение, показанное на снимке К и на составной фотографии Л, полученной путем добавления сжатых губ к выражению на снимке К. Другая возможная смесь эмоций, презрения и радости, показана на снимке М, на котором еле заметное сжатие одного угла рта дополняется легкой усмешкой, что вместе придает лицу самодовольное презрительное выражение.
*
Использование полученной информации
Прежде чем рассматривать, как вы можете использовать информацию о том, что кто–то испытывает презрение или отвращение, вспомните, что этот человек может не испытывать отвращения к вам; его отвращение может быть направлено на самого себя или он может вспоминать какое–то неприятное событие из своей прошлой жизни. (Или, например, лелеять мечту о сладкой мести кому-то третьему). Хотя можно также предположить, что человек, выражающий презрение, может испытывать эту эмоцию по отношению к своим собственным действиям или мыслям, сам я с этим никогда не сталкивался.
(Х)
*
Презрение — комплексное пантомимическое выражение. Человек становится выше буквально: он выпрямляется, расправляет плечи, слегка откидывает голову и смотрит на источник эмоции, как будто сверху вниз. Выражает превосходство всем своим видом.
Взгляд, словно обливающий из ушата, опускающийся с макушки до пят, про такой говорят: смерил взглядом. Или сверлящий: воткнул — и отвернулся.
Речь может быть суггестивной, подчёркнуто артикулированной — как для дебилов или глухих,
и отрывистой, с резкими интонациями — на понижение.
Жесты отстраняющие.
*

Эмоция отвращения – «сторожевой пёс» нашего организма

От отрицательных эмоций, увы, никуда не деться. Но при­рода мудра: вынужденные стал­киваться с явлениями, вызыва­ющими отвращение, мы подсоз­нательно до минимума ограни­чиваем свой контакт с ними и увеличиваем дистанцию. Тем самым мы сохраняем свое ду­шевное, а подчас и физическое здоровье. Получается, отвраще­ние — это такой же преданный нам сторожевой пес, как и фи­зическая боль. Это благодаря ему мы ни за что не дотронемся до нечистот, поскорее покинем место, где ощущается неприят­ный запах, и скорее всего отка­жемся от просмотра по телеви­зору эпизодов, содержащих сце­ны насилия. И тот же самый «сторожевой пес» заставляет нас постоянно корректировать сферу личного общения и вы­водить из нее уличенных в не­благовидных поступках людей — лжецов, подлецов, подхали­мов. Вся наша гамма эмоций по отношению к потерявшим чело­веческий облик алкоголикам и наркоманам вполне способна предостеречь от разрушающе­го тело и душу соблазна. Всё это свидетельствует о том, что чув­ства отвращения ни в коем слу­чае не нужно бояться и тем бо­лее корить себя за него. Отвра­щение не только естественно, но и совершенно необходимо для того, чтобы сделать нашу жизнь лучше!

Вкусы, запахи, прикоснове­ния, которые вы можете счи­тать неприятными для себя, не обязательно будут неприятны­ми для всех. То, что является отталкивающим для людей од­ной культуры, может быть привлекательным для людей другой. Проще всего это пока­зать на примере пищи: собачье мясо, сырая рыба, сырые теля­чьи мозги кажутся аппетитны­ми далеко не всем людям. Даже внутри одной культуры нет единого мнения по поводу того, что считать отвратительным. В нашем обществе кто-то любит есть сырых устриц, а кто-то не выносит уже одного вида этого зрелища. Разногласия могут су­ществовать и в семье: дети часто «терпеть не могут» какие-то продукты, которые позднее на­ходят очень вкусными. В случае проявления самого крайнего, примитивного и неконтролиру­емого отвращения у человека возникают тошнота и рвота. Та­кая реакция может быть вызва­на не только отвратительным вкусом, но и отвратительным за­пахом или внешним видом. Не только вкусы, запахи, прикосновения, зрительные об­разы или звуки способны вызвать отвращение, но и действия и на­ружность людей или даже их идеи. Случается, что люди име­ют отвратительный внешний вид. Есть отталкиваю­щие поступки людей. Человек, мучающий свою собаку или кош­ку, может быть отвратителен своим соседям. Хамы, подхалимы и лжецы также вызывают чув­ство отвращения. Жизненная философия или способ обращения с людьми, унижающие человечес­кое достоинство, также могут вы­зывать отвращение.

Отвращение может разли­чаться по интенсивности — от от­вращения вызывающего тошноту и рвоту, до умеренной неприязни, вызывающей желание избегать любых контактов с объектом ан­типатии. В случае умеренной не­приязни импульсы отталкивания или уклонения могут сдерживать­ся или не вызывать реальных дей­ствий, но антипатия к источнику отвращения все равно будет ощу­щаться. Вы можете демонстриро­вать умеренную реакцию отвра­щения на запах нового блюда, ко­торым вас угощают, но не найти в себе силы проглотить хотя бы ку­сочек. Человек, от которого исхо­дит неприятный запах, может за­ставить вас испытать легкое чув­ство отвращения; вам неприятно контактировать с ним, но вы спо­собны подать ему руку.

Во многом родственно от­вращению такое чувство как презрение, но оно имеет и свои отличия. Презрение можно ис­пытывать только к людям или их поступкам, но не ко вкусам, запа­хам или прикосновениям. Идея употребления в пищу сырых те­лячьих мозгов также может выз­вать отвращение, но никак не презрение. Однако вы можете с презрением относиться к людям, поедающим такие неаппетитные продукты. Проявляя в своей не­приязни к людям и их поступкам элемент пренебрежения, вы ощу­щаете свое моральное превосход­ство над ними. Их поведение от­вратительно, но вы, испытывая к ним презрение, не обязательно порываете отношения с ними. Насмешка — это разновидность выражения презрения, позволя­ющая высмеять человека за его промахи и недостатки; обычно она содержит порцию едкого юмора, который доставляет удо­вольствие тому, кто насмехается, и страдания — объекту насмешки.

Нередко отвращение и пре­зрение испытываются одновре­менно с гневом. Вы можете быть разгневаны на кого-то за то, что он вызывает у вас отвращение. Если чьи-то поступки вызыва­ют у вас скорее отвращение, чем гнев, то это обычно происходит потому, что они не создают для вас угрозы, — вы просто отвора­чиваетесь от этого человека, а не пытаетесь защищаться или нападать на него.

Здорово контактировать только с приятными людьми, наблюдать только радующие глаз картины, чувствовать аро­мат цветов, однако жизнь — это разные ощущения и запахи, различные люди со своими лич­ностными особенностями, и поэтому эмоция отвращения нам даёт возможность избе­жать саморазрушения и по­зволяет жить в контакте с миром и самим собой.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *