Скрещивание обезьяны с человеком

В 1920 — 30-е гг. ученый муж Илья Иванович Иванов носился с «революционной» идеей скрестить человека с обезьяной. Энциклопедия о нем сообщает: «Иванов Ил. Ив. (1870 — 1932), советский биолог-животновод. Разработал теоретические основы и методику искусственного осеменения и скрещивания животных». В начале 20-х гг. по методикам Ильи Ивановича и при его непосредственном участии удалось вывести овцебыка. Животное соединяло неприхотливость в корме и выносливость одного родителя с невероятной силой другого. По Москве потек настойчивый слушок, будто Иванов надумал сделать из разных животных «гибридного человека». А в научной среде заговорили о том, что, мол, Иванова приняли наркомы Луначарский и Цюрупа, имели с ним длительную беседу. Долгое время факт такой беседы никто подтвердить не мог, пока историк-исследователь Н.Н. Невдолин не нашел недавно в архивах подтверждение — да, встречались. Причем наркомы проявили огромный интерес к опытам «в силу их антирелигиозной направленности» — беседа длилась около 4 часов! Но стенограмма не велась, остался только протокол-резюме на четверть машинописной страницы.

Где-то в Западной Африке

Дальше — самое интересное. Спустя два дня Главнаука РСФСР сообщила всем московским газетам: «проекты» Иванова И.И. решительно отклонены. Публично было отказано и в финансировании. Но вот загадка. Еще через несколько дней те же газеты, а за ними и провинциальные издания поместили обращение Ильи Ивановича. Он, оказывается, надумал переехать со всей своей лабораторией в Западную Африку и призывает добровольцев следовать за ним. Причем от них не требовалось ни денежных взносов, ни покупки снаряжения за свой счет.

Почему Западная Африка? Иванов не скрывал в своем призыве главной цели — создать человека-гориллу. Зачем везти обезьян за тридевять земель, если проще поехать к ним? Тем более что Иванов, как и некоторые его коллеги-биологи, знал: нападая стадами на африканские деревни, гориллы никогда не убивают женщин, принимают их в свои сообщества в качестве, извините за натурализм, полноценных жен со всеми вытекающими отсюда последствиями… Говорили даже, что от этих «браков» появляются гибридные детишки.

Уже из Африки Иванов писал друзьям: «Работа идет полным ходом.

Получается не все из задуманного, однако унывать некогда… Необходимо не только увеличить число опытов искусственного осеменения шимпанзе и горилл спермой человека, но и поставить опыты обратного скрещивания…».

Впрочем, официально экспедицию Иванова объявили неудачей. Однако сам профессор, похоже, был иного мнения. В письме к тем же московским друзьям (в 30-е гг. все они исчезли без следа) Илья Иванович сообщает: «Гибридный человек, который соответствует антропоидам, с рождения растет быстрее, нежели обычный, к трем-четырем годам набирает невероятную силу, гораздо менее чувствителен к боли, неразборчив в пище, из всех забав предпочитает половые наслаждения. Важнейшее его преимущество перед живыми существами, включая человека, простота в управлении и безукоризненное послушание. Возможности использования безграничны — от работы в сырых забоях до солдатской службы».

Разве так пишут о неудаче? К тому же опыты И.И. Иванова с 1926 г. были взяты под контроль НКВД, — так же, как впоследствии работы по созданию ядерного оружия. Архивы же этой организации и преемников ее не видел в полном объеме никто.

«Мичурин от зоологии»?

Лет сорок тому назад научная общественность Запада проигнорировала сообщение бельгийского биолога Бернара Эйвельманса, который описал вмороженного в ледяную глыбу «человека», виденного им на ярмарке в США. Между тем описание бельгийца чуть ли не слово в слово совпадает со строками письма И.И. Иванова. Загоревшись темой и зная об опытах российского «Мичурина от зоологии», Эйвельманс начал поиск возможных свидетелей. И обнаружил во Франции и США нескольких эмигрантов, сбежавших из СССР за рубеж и отсидевших многие годы в советских концлагерях. Они утверждали, что «тянули срок» — кто за отказ осеменять самок горилл и шимпанзе самым что ни на есть естественным способом, кто за принципиальное несогласие работать с Ивановым. По их мнению, СССР вел полным ходом создание гибридов человека с приматами. Опыты, вроде бы, проводились в больничном управлении ГУЛАГа. Русские, полагает Эвельманс, вывели расу обезьянолюдей ростом 1,8 м, покрытых шерстью, обладавших геркулесовой силой и трудившихся почти без отдыха на соляных копях. Росли они быстрее, чем люди. Единственным их недостатком была неспособность к воспроизводству себе подобных.

В книге «Загадка замороженного человека» Эйвельманс пишет: «Не мог ли такой суперурод, этакий набор отдельных нарушений, получиться в результате коренного потрясения генофонда? Именно такого хромосомного беспорядка следует ожидать в случаях противоестественной любви, связи между представителями различных видов. Не логично ли бы было предположить, что обезьяночеловек, существо, похожее и на человека и на обезьяну, могло быть плодом связи мужчины с обезьяной-самкой или женщины с обезьяной-самцом…» И далее бельгийский зоолог выдвигал предположение, что такая гибридизация вполне осуществима. Можно себе представить, как человеческое существо с его 46 хромосомами, соединившись с человекообразной обезьяной, обладающей 48 хромосомами, может породить гибрид с 47 хромосомами. Впрочем, благодаря нечетному числу хромосом такое существо окажется стерильным — так же, как мул или лошак, имеющие по 63 хромосомы, продукты скрещивания домашней лошади с 64 и осла с 62 хромосомами.

Словом, Эйвельманс пришел к выводу, что труп, сохраненный Хансеном, мог быть гибридом человека и обезьяны. Но чтобы считать такое мнение окончательным, должно быть, по крайней мере, еще одно тому подтверждение — следует найти еще такой же экземпляр. Пока он не найден, допущение о том, что обезьянолюди были выведены и работали в сибирских рудниках, остается полуфантастической гипотезой. «Тем более, можно только гадать — что стало с ними после закрытия лагерей? — пишет Эйвельманс. — Они были уничтожены или умерли своей смертью? Не ушли же они в Гималаи и не стали одной из разновидностей йети…»

Впрочем, как могла выжить стерильная популяция?

Отправимся в Сухуми?

Сведения Эйвельманса, кстати, вполне согласуются с данными, полученными в ходе расследования, предпринятого в прошлом году журналистами еженедельника «Жизнь» Ириной Алексеевой и Александром Ломакиным. Отправной точкой этого расследования послужил фрагмент документа, который прислал в редакцию военный химик К. (офицер просил не называть его фамилию). Собирая в середине 80-х гг. материалы об испытании химического оружия на животных, в архивах Реввоенсовета он наткнулся на письмо сотрудника сухумского обезьянника профессору Иванову. Это послание заинтересовало К., и он сделал выписки.

«В ответ на публикации в газетах в гособезьянник обратились некоторые товарищи (мужчины и женщины) с просьбой использования их в опытах, свидетельствующих об эволюционном происхождении человека. Они предлагали себя для экспериментов с обезьянами, не требуя платы, а исключительно ради науки и просвещения, подверженных религиозному невежеству сограждан… Но из-за большой силы обезьян допускать к ним людей необходимо с большой осторожностью. Несколько дней назад одна из женщин вошла во флигель, где жили шимпанзе, и одна схватила ее, пытаясь задушить. Освободить ее удалось только с помощью подоспевшей подмоги из нескольких мужчин».

Что это: бред сумасшедшего, отрывок из фантастического романа? Но серьезность источника указывала на то, что за этим стоят какие-то настоящие засекреченные исследования.

История обезьянника

О Сухумском обезьяньем питомнике в свое время многие слышали. Он расположен у подножия Кавказских гор на берегу Черного моря, во влажном субтропическом климате. На площади в несколько гектаров там обитали несколько тысяч человекообразных обезьян. Посмотреть на них всего десять лет назад съезжались со всего СССР туристы и зоологи. Сегодня сухумский обезьянник выглядит удручающе. От 7500 обитателей осталось всего 280. Часть поголовья была вывезена под Адлер, но большинство животных погибли во время абхазо-грузинской войны. А вот архив питомника сохранился почти полностью. Там и отыскались документы, пролившие дополнительный свет на опыты профессора Иванова по скрещиванию человека и обезьяны. Видимо, потерпев фиаско в Африке, он не успокоился и сумел договориться с советским правительством о покупке за рубежом партии обезьян. Именно с них и начался сухумский питомник.

Вот что писал 27 мая 1925 г. профессор Иванов о целях и задачах обезьянника председателю Совета народных комиссаров СССР Алексею Рыкову: «Мои работы с методом искусственного осеменения млекопитающих, естественно, привели меня к мысли поставить опыты скрещивания путем искусственного осеменения между различными видами человекообразных обезьян и между последними и человеком. Опыты эти могут дать чрезвычайно важные факты для выяснения вопроса о происхождении человека. Получение гибридов между различными видами антропоидов более чем вероятно. Можно почти ручаться за получение этих новых форм. Рождение гибридной формы между человеком и антропоидом менее вероятно, но возможность его далеко не исключена…». В заключение письма исследователь просил выделить ему на эксперименты 15 тыс.долл.

На председателя СНК СССР доводы профессора, видимо, произвели впечатление: спустя всего четыре месяца, 30 сентября 1925 г., президиум Академии наук решает, что экспедиция профессора Иванова в Африку «для организации опытов гибридизации на антропоидах» должна быть признана «заслуживающей большого внимания и полной поддержки».

К осени 1927 г. место базирования обезьяньего питомника уже определено. Ускорение решению вопроса придает заинтересованность в нем химотдела Реввоенсовета, который, судя по всему, намерен использовать обезьян при испытании химического оружия. До Сухуми, впрочем, добирается в живых только половина закупленных Ивановым обезьян. После того, как привезенные животные акклиматизировались и прошли карантин, ученые приступили к опытам. Об их целях в августе 1927 г. «Красная газета» писала прямым текстом: «Предполагается поставить здесь искусственное обсеменение обезьян разных видов между собой и с человеком. В виде опытов будет поставлено искусственное оплодотворение женщины от обезьяны и обезьяны от мужчины по способу проф. Иванова».

В Сухуми со всех концов страны начинают стекаться добровольцы. Однако почти сразу же, как в СССР, так и за рубежом возникает волна возмущенных требований «немедленно прекратить безнравственные, аморальные эксперименты». Общественность успокаивают: говорят, что это недоразумение, никакие эксперименты по скрещиванию не ведутся — на обезьянах испытывают новые лекарства и прогрессивные методы лечения. Действительно, при питомнике создается научно-исследовательский институт, который занимается чисто медицинскими исследованиями. Однако и Иванов из Сухуми никуда не уезжает. Его программа продолжается — только становится еще более секретной. Интенсивные эксперименты по скрещиванию человека и обезьяны продолжались до 1932 г., вплоть до самой смерти экспериментатора! Причем наступила она, говорят, при довольно странных обстоятельствах. Однажды в питомнике произошел неприятный случай: ночью сбежал один из сотрудников, выпустив на волю гибриды. Иванова и его ближайших помощников тут же арестовали. Их обвинили в измене Родине и расстреляли, а лабораторию гибридизации закрыли…

Finite la comedia…

Впрочем, ничто не исчезает бесследно. Некоторые исследователи утверждают, что весь научный материал, наработанный в ходе многолетних экспериментов профессора Иванова, был изъят спецорганами и в обстановке строжайшей секретности переправлен куда-то в Сибирь, где эксперименты, вроде бы, были продолжены! Таким образом, сведения Эвельманса об экспериментах в ГУЛАГе получают косвенные подтверждения… Ходят весьма любопытные байки и по Абхазии. Старики рассказывают, что в горах даже после Второй мировой войны можно было встретить «диких людей», похожих на больших обезьян. Не были ли то сбежавшие из питомника гибриды, доживавшие свой век на свободе?..

Ученые, впрочем, весьма скептически относятся к рассказам о возможности получения гибридов обезьяны и человека. «Это в принципе невозможно, — уверяют они. — Иначе теория о происхождении человека от обезьяны была бы неоднократно подтверждена, скажем, в средние века, когда среди моряков был распространен обычай брать с собой в рейсы обезьянок. Причем не только для того, чтобы они забавляли мореплавателей своими ужимками». По словам директора Медико-генетического научного центра Российской академии медицинских наук (РАМН), академика, доктора биологических наук, профессора Владимира Ильича Иванова (однофамильца И.И. Иванова), «все сведения о якобы имевшихся результатах удачного скрещивания человека с человекообразными обезьянами (с гориллами, прежде всего) и получении от них жизнеспособного потомства не имеют ни единого научного подтверждения».

(Попытка воспроизвести от обезьяны человеческое потомство может иметь успех лишь в одном случае. Недавно газеты обошла история жителей Неаполя Анджелы и Карло Конове. Спустя 10 лет после свадьбы им, наконец, удалось обзавестись ребенком — пухлой розовощекой Марией весом 3,5 кг, без каких-либо физических и умственных отклонений. Необычность истории заключалась в том, что в качестве суррогатной матери — своеобразного инкубатора — была использована… самка гориллы. Как пишет «Уикли уорлд ньюс», будущей матери понравилась 14-летняя горилла Мина. В ее матку и был помещен зародыш. Когда подошел срок рожать, Мину усыпили и, прибегнув к кесареву сечению, извлекли на свет здорового младенца, которого и передала родителям.)

Последние генетические исследована однозначно показали, что мы с обезьянами — довольно отдаленные родственники. И никак не могли от них произойти. Хотя человек и человекообразные обезьяны обладают довольно близко совпадающими по набору и последовательности ДНК в составе генома, но по структурной организации ДНК они не совместимы. Клетки человека и обезьяны отторгают друг друга, и плод не образуется. Во времена, когда работал И.И. Иванов, не было возможности преодолеть это препятствие.

Впрочем, это вовсе не значит, что невозможное вчера не стало возможным сегодня. Ныне появились способы слияния двух клеток, принадлежащих разным животным: ученые научились с помощью специальных ферментов оголять клетки, снимать с них оболочки и таким образом «монтировать» их или инъецировать одну в другую. Но жизнеспособный плод путем подобных комбинаций пока не получен…

Техника – молодежи, №11, 2001

masterok

Ну, а что? Скрещивают разные виды домашних животных, скрещивают и диких животных. В следствие этого и получаются всякие ЛИГРЫ и волкопсы. А что же обезьяна? Это же практически родственник человека по официальной теории.
Утром второго июня 2012 года в приюте для отставных (цирковых, лабораторных, космических) обезьян в Техасе, в своем любимом гамаке был найден мертвым один из самых старых шимпанзе в неволе, самец по кличке Оливер (вы можете видеть его на фото). Ему было как минимум 55 лет и до приюта он жил и у циркачей, и у художников, и у фармакологов. Он был физиологически необычен, с отсутствием волос на груди и голове и вообще имел вид «слишком человеческий». Уши были похожи на человеческие, глаза светлее, а нижняя челюсть тяжелее, чем это обычно бывает у обезьян. Многие считали его ребенком от человека и обезьяны.
Возможно ли это?
По заявлению эволюционного психолога Гордона Гэллапа, сто лет назад в американской лаборатории родился гибрид шимпанзе и человека, но учёные усыпили его сразу после рождения из-за боязни огласки и последующих этических проблем. Гэллап ссылается на записи своего бывшего профессора, который в 1920-х годах работал в первом центре исследования приматов во Флориде, США. Вот и на фото говорят, что это гибрид человека и обезьяны.

Вернемся к психологу Гэллапу. «В его рабочем дневнике говорится, что они осеменили женскую особь шимпанзе человеческой спермой от анонимного донора, и что беременность прошла успешно и закончилась рождением ребёнка», — раскрывает Гэллап записи своего профессора.
«Он сказал мне, что слухи верны. И он был полноправным и авторитетным учёным», — добавил Гэллап, который разработал знаменитый зеркальный тест и доказал, что приматы способны распознавать своё отражение.
В научной среде есть сомнения в том, что гибрид обезьяны и человека вообще возможен, но некоторые исследователи находят подобное скрещивание вполне реальным, учитывая большое сходство между ДНК шимпанзе и человека.
Пока нет ни одного подтверждения тому, что подобные гибриды когда-либо существовали, однако есть свидетельства неудачных попыток его создать.

Оливер.
Оливер родился в Конго и в начале 1970-х был продан южноафриканским дрессировщикам Франук и Джанет Бургер. В молодости он, как оказалось, не общается с другими шимпанзе, предпочитая общаться с людьми. Он всегда ходил прямо и научилcя пользоваться туалетом.
Его владельцы обнаружили, что он помогал своим хозяевам, толкал тачку и готовил собакам пищу. Оливер также любит расслабляться, смотреть телевизор и пить Севен-Ап и виски.
Забавы в семье Бургеров закончились в тот момент, когда Оливер достиг половой зрелости. Самки шимпанзе его не привлекали, свой глаз он положил на супругу Бургер.
Хитрец дожидался, пока мужа не было дома, подбегал к жене Бургера, лез ей под юбку, проявляя вполне очевидные признаки полового возбуждения. Обычно жене удавалось отбиваться от животного, но однажды ночью (мужа не было дома) Оливер ворвался в спальню к бедной женщине, сорвал с нее сорочку, и попытался изнасиловать. Она спаслась чудом.
После этого Оливера передали для исследований в медицинскую лабораторию в штате Пенсильвания, где после нескольких попыток изнасилования женского персонала, и суровых наказаний за это, он переключил свой интерес на самок шимпанзе, завел себе гарем из семи обезьянок и произвел на свет многочисленное потомство.
Были широко распространены слухи о том, что Оливер был мутант шимпанзе или даже гибрид человек-шимпанзе, может быть, результат какого-то секретного генетического эксперимента.
Кое-какие новостные сообщения указывали, что у Оливера 47 хромосом, на один меньше, чем у шимпанзе, и на одну больше, чем у человека. Некоторые люди утверждали, что Оливер не обладал типичным запахом, который присущ для шимпанзе.
В 1997 году ряд генетических тестов вроде как решил вопрос о том, кто такой Оливер. Генетики Университета Чикаго установили, что Оливер просто шимпанзе, и нет у него недостающего звена, и, конечно он не гибрид человека и шимпанзе. Он также по их словам обладал стандартным количеством хромосомы шимпанзе 48. Таким образом, доклад о 47 хромосом или неправильного толкования или целенаправленное искажение фактов.
Ученые планировали дальнейшие тесты для поиска генетических объяснение необычной внешности Оливера и его поведения. Другие вертикально ходящие шимпанзе появлялись и в других местах. Предположительно, Оливер мог быть частью этих видов. Но с тех лет об этих исследованиях не было более никаких данных.
В 2006 году «Discovery Channel» показал документальный фильм об Оливере «Oliver The Chimp» и интерес к этой истории снова вырос.

Шимпанзе и люди очень близко связаны генетически (совпадает 95 % химических элементов — составляющих ДНК и 99% ДНК-связей), что позволяло высказывать оспариваемое мнение о том, что гибрид человека и обезьяны возможен. При этом на сегодня нет ни одного официально зарегистрированного экземпляра такого гибрида. Процент совпадения составляющих геномов человека и шимпанзе, равно как и выводы из такого соответствия постоянно оспариваются. Кроме того, базы воззрений сторонников эволюции и креационистов, как известно, не совпадают, поэтому все, что доказывается эволюционистами — пустой звук для креационистов, и наоборот.
При этом мало или много значит такая схожесть геномов изначально не ясно. Если сравнить ДНК разных людей, то выяснится, что они отличаются друг от друга лишь на 0,1%, то есть только каждый тысячный нуклеотид у нас разный, а остальные 99,9% совпадают. Более того, если сопоставить все разнообразие ДНК представителей самых разных рас и народов, то окажется, что люди отличаются гораздо меньше, чем шимпанзе в одном стаде. Это значит, что кто-то, кому раньше не были знакомы ни люди, ни шимпанзе, сначала научится отличать друг от друга шимпанзе, и только потом людей.
Вы помните — не можете не помнить — фабулу романа «Собачье сердце», написанного Михаилом Булгаковым в 1925 году. Только ли гений писателя предположил возможность проведения небывалого эксперимента — операцию по пересадке человеческого гипофиза и яичек собаке? Идеи о такой возможности бродили в научных кругах и будоражили мысли граждан, к науке не имеющих отношения. А что же происходило в реальности?
Предки людей и шимпанзе занимались сексом 4 миллиона лет
— После того как люди и шимпанзе пошли разными путями по эволюционной лестнице, они продолжали вступать в интимные отношения еще 4 млн. лет, — рассказывает доктор Массачусетского технологического института Дэвид Рейч. — Мало того — имели общих потомков!
Столь сенсационный вывод исследователь и его коллеги сделали, изучив гены наших предков. Оказалось, что рождавшиеся детеныши не образовали отдельного вида, так как не были способны давать потомство друг от друга. Но рожать как от людей, так и от шимпанзе могли гибриды. И череп одного из них «возрастом» около 7 миллионов лет был найден несколько лет назад в Африке. Археологи его назвали Тумаи.
— Наличие у Тумаи человекоподобных черт дает основания полагать, что разделение человека и шимпанзе на виды шло долго и включало в себя эпизоды гибридизации между зарождавшимися видами, — подтверждает заявление Рейча другой участник исследования — Ник Паттерсон.
Последствия «любви»
— За «инцест» человечество поплатилось, — полагает доктор медицинских наук, заведующий отделением Центра генетических исследований Антон Крюков. — Многие ученые считают, хотя предпочитают об этом не распространяться, что рак и СПИД — это страшные последствия «любви» между людьми и обезьянами.
Так американские ученые из Алабамского университета смогли окончательно подтвердить, что первичным источником вируса иммунодефицита человека (ВИЧ), вызывающего СПИД, были шимпанзе, живущие на берегу реки Санага в Камеруне (Западная Африка). Первый человек, про которого известно, что он заразился ВИЧ, был жителем Киншасы — столицы Конго, находящегося рядом с Камеруном. Его кровь сохранили для медицинского исследования в 1959 году — за десятилетия до того, как ученые узнали о СПИДе.
По официальной версии, пионер иммунодефицита пострадал от укуса самки шимпанзе. Заразился сам и передал вирус жене, та — своим родившимся детям. В итоге инфекция пришла в город, где и распространилась. А по неофициальной версии, отягощенной массовыми слухами, африканец заразился после половых контактов с обезьянами.
— Интимные отношения с лохматыми братьями и сестрами по разуму, распространенные на заре эволюции, могли сделать современных людей весьма уязвимыми для генетических заболеваний, — продолжает Антон Петрович. — И, вероятно, сильно подпортили нам гены. Например, исследование показало: X-хромосома (у женщин их две, а у мужчин одна) — самая юная часть генома — видоизменялась в течение тех самых четырех миллионов лет «инцеста» и гибридизации. В результате и люди, и шимпанзе накопили равное количество невыгодных мутаций — по 140 тысяч в некоторых участках ДНК. Они-то и сделали наши виды более восприимчивыми к болезням, в основе которых лежат генетические причины. И самая страшная из них — рак.
Секретный план
Еще не понимая последствий зоофилии, ученые сами пытались скрещивать людей и обезьян. Известно, что в 1926 году Сталин поддержал секретный план по созданию в лаборатории существ, обладающих невероятной силой и недоразвитым мозгом, нечувствительных к боли, выносливых и неприхотливых в пище. Предполагалось, что удастся вырастить «живую военную машину», а заодно и «рабочую лошадь», которую без больших затрат можно было бы эксплуатировать в угольных шахтах, на строительстве в Сибири и арктических регионах. Рассматривался вопрос и об использовании существ, рожденных в лаборатории, в качестве источника органов.
Задачу возложили на известного ученого Илью Иванова, который к тому времени имел большой опыт в скрещивании различных видов животных. На опытной станции «Аскания-Нова» в Крыму «советский Франкенштейн» выводил зеброидов, оленебыков, сернобыков, бизонов-полукровок. Он скрещивал белую мышь с морской свинкой, зайца-русака с кроликом, получил крысино-мышиное потомство. Но все эти не существующие в живой природе гибриды были только прелюдией к осуществлению безумной идеи получить потомство от человека и обезьяны.
В 1929 году было принято решение создать питомник обезьян и в самом СССР. Он был открыт в Сухуми, в Грузии. Туда из Африки якобы и были отправлены беременные шимпанзе и уже родившиеся детеныши. Но по дороге они умерли от неизвестной болезни, которая по своим симптомам напоминала… нынешний СПИД.
Иванова заподозрили в саботаже. В декабре 1930 года его арестовали и дали пять лет лагерей. А 20 марта 1932 года профессор скончался при неизвестных обстоятельствах. Некролог подписал великий русский физиолог Иван Павлов.
Биологическая алхимия
В 1978 году известному ученому­генетику академику Н. П. Дубинину во время поездки в США его американские коллеги рассказали, что у них ведутся опыты по выведению гибрида человека с обезьяной и положительного результата осталось ждать недолго.
Скандал грянул в конце 80х, когда достоянием европейской прессы стала информация о проводимых в США опытах. По инициативе французского президента в Париже был даже собран национальный комитет по биоэтике, его решение запрещало на три года все научно­исследовательские работы с человеческими эмбрионами или эксперименты на них, а также любые пересадки между человеком и животными. Кстати, ученые из этого комитета не исключили возможность создания человека-обезьяны.

В Италии подобные эксперименты назвали «биологической алхимией», особую тревогу ученых этой страны вызвал факт принятия в США закона, разрешающего патентовать «многоклеточные организмы, не существующие в природе, включая животных». Высказывалось опасение, что в животный мир будет внесен чуждый ему генетический материал.
«Конечно, ни протесты ученых, религиозных деятелей и политиков, ни шумиха в прессе уже не могли остановить работ по созданию различных химер, начатых примерно в пятидесяти лабораториях мира. К тому же, и не все протестовали… Многие, наоборот, приветствовали подобные эксперименты. Одни считали, что от «брака» человека с обезьяной появятся сильные и послушные рабы, на плечи которых можно будет переложить ряд тяжелых и опасных работ
МНЕНИЕ ГЕНЕТИКА
Директор Медико-генетического научного центра РАМН Владимир ИВАНОВ:
— Все сведения о якобы имевшихся результатах удачного скрещивания человека с человекообразными обезьянами (с гориллами прежде всего) и получении от них жизнеспособного потомства не имеют ни единого научного подтверждения.
МНЕНИЕ ВЕТЕРИНАРА
Доктор сельскохозяйственных наук, профессор Борис ГАЛУЦКИЙ:
— У нас 46 хромосом, а у шимпанзе — 48. Теоретически может родиться гибрид с 47 хромосомами. Но из-за нечетного числа хромосом такое существо окажется стерильным. Значит, не может давать потомство. Известно, что, например, зеброиды — гибриды домашней лошади и зебры — оставались бесплодными. А от домашней лошади с ее 64 хромосомами и осла с 62 рождается стерильный мул. В начале прошлого века генетика только зарождалась. И наука не знала, что при гибридизации важны не только число и форма хромосом, но и набор генов, который несут родители. Ведь в каждой хромосоме содержится огромное количество генов. Кроме того, нельзя сравнить тестостерон шимпанзе и человека: у них различные гормоны, разная иммунная система. Если бы это было так просто, то можно было бы брать органы шимпанзе и трансплантировать их человеку.

Стратегия спаривания и копуляторное поведение у приматов

Систематическое исследование копуляторного поведения млекопитающих проведено Д. Дьюсбери. У млекопитающих он выделяет 16 типов спаривания. При этом использует 4 основных критерия: I) происходит ли склешивание, 2) производятся ли многократные тазовые толчки, 3) производится ли эякуляция после многократных или единичных интромиссий; 4) происходят ли повторные эякуляции в одном цикле спаривания. Для приматов более характерна вторая модель спаривания без склешивания, с тазовыми толчками, без множественных интромиссий, нос множественными эякуляциями. Разные модели спаривания у представителей разных таксонов приматов связывают с морфологическими различиями, например строением половой косточки у самца черного макака, а также с экологическими условиями — пресс хищников, форма брачных отношений, образ жизни и пр.

У широконосых обезьян (семейство игрунковые) прекопуляторный период очень короткий, менее минуты. Самец делает одну садку с интромиссией. Самки, в отличие от полуобезьян, не отвергают садку, а в большинстве случаев инициируют ее с помощью демонстраций.

У низших узконосых обезьян прослеживались следующие, более разнообразные тенденции. У самок зеленых мартышек отмечали определенные закономерности в предпочтении полового партнера. Как правило, все они предпочитали альфа-самца, высокоранговые самки имели большие возможности для выбора партнера, чем низкоранговые, так как они могли успешнее отвергать попытки к спариванию со стороны подчиненных самцов. У мангабеев инициаторами спаривания бывают самцы, но эякуляцией заканчивается садка, инициатором которой была самка. Интересно, что у низших обезьян, в отличие от полуобезьян, садки уже не обязательно связаны с эякуляцией, т.е. овуляция не влияет на частоту эякуляций. Так, у бурых макаков садки отмечались с одинаковой частотой в любую стадию овариального цикла. Этим бурые макаки отличаются от других представителей рода Масаса (резусов, лапундеров, яванских), у которых половое поведение более зависит от гормональных факторов. Половое поведение самцов определяется циклом самки. Самцы бурых макаков также отличаются от других самцов обезьян тем, что рефрактерный период межэякуляционных интервалов у них остается постоянным в период спаривания, в то время как обычно он увеличивается с каждой повторной эякуляцией. Таким образом, бурые макаки обладают уникальной моделью спаривания среди низших обезьян. Имеются свидетельства, что у самок бурого, лапундера, резуса и некоторых других видов макаков происходит оргазм. Поведенчески это выражается следующим образом: самка оборачивается к самцу, хватает его за бедро, клацает, издавая при этом характерные звуки.

Бурые макаки могут представлять собой хорошую модель для изучения полового поведения человека. Это связано, прежде всего, с тем, что у самок бурых макаков отсутствуют внешние признаки эструса, с физиологией и психосоциальными факторами, вызывающими половое возбуждение. Известно, что оргазм у самок возможен лишь вследствие зрительного или телесного контакта с возбужденным партнером, причем пусковым механизмом является, как правило, наблюдение за признаками оргазма у самца.

При гомосексуальных контактах у самок поведенческие признаки оргазма проявляются при генитальной стимуляции, а при гетеросексуальных контактах — только при эякуляции, и не сопровождаются повышенной генитальной стимуляцией. Для бурых макаков характерна способность к «легкой, заразительной» возбудимости, которая играет существенную роль в сексуальной реактивности самок. Их относительно пассивная роль в гетеросексуальных контактах связана, вероятно, с тем, что самки не имеют средств для регуляции длительности собственной физической стимуляции. В гомосексуальных взаимодействиях, однако, самки способны демонстрировать поведенческие признаки, характерные для самцов в момент эякуляции.

Копуляция, как таковая, не является существенным стимулом для достижения оргазма у самца, если он до этого не пришел в возбужденное состояние. Генитальная стимуляция также не является неотъемлемым предшественником оргазма. Важную роль в возбуждении полового влечения самца, по всей вероятности, играет перинеальное обследование (обследование гениталий самки с введением пальца во влагалище), часто предшествующее копуляции. О важной роли перинеального обследования в возбуждении полового влечения свидетельствует тот факт, что в гомосексуальных контактах самки часто производят перинеальное обследование, а затем обнимаются в позе сидя живот к животу, клацая при этом обнаженными зубами (сходная мимика наблюдается у самца в период копуляции) и производя хватательное движение рукой. Клацанье длится около минуты, затем обе партнерши затихают и некоторое время сидят неподвижно. Неотъемлемыми признаками оргазма у самок является также расслабленная мускулатура лица и общая расслабленность тела.

Изучение полового поведения у яванских макаков показало, что у самок индивидуальные различия проявлялись больше, чем у самцов. Инициаторами спаривания являлись самцы, а максимальный пик садок и подставлений приходился на овуляторный период. У самок макак резусов появляется целый комплекс элементов поведения, связанный с привлечением самца. Это элементы визуальной коммуникации — позы и жесты (протягивание рук к самцу, опускание и поднимание головы).

Эти движения вызывали большое количество садок и, вероятно, являлись коммуникативными маркерами готовности самки к спариванию. Высокая степень вариабельности поведения самок отмечена и у яванских макак.

У человекообразных обезьян самки были инициаторами 80% половых контактов. В пик овуляции самки гориллы демонстрировали гениталии, подставлялись самцу. Половое поведение человекообразных обезьян представляет собой более сложный комплекс элементов. Спаривание происходит в нескольких позициях, чаше дорсовентральной или вентровентральной, причем иногда элементы спаривания наблюдаются и вне цикла овуляции.

Спаривание у высших обезьян может иметь принудительный характер. Такое поведение отмечено у орангутанов в природных условиях, а потому не может считаться следствием неправильных условий содержания. Поведение, названное «изнасилованием», может рассматриваться в качестве одного из вариантов естественного сексуального поведения для одного из морфотипов самцов этого вида (мелкие по размеру, не имеющие своей собственной территории). Как правило, насильное спаривание происходит против воли самок, вызывает ее активное сопротивление, сопровождается попытками избегания, дистрессом.

Нормальное спаривание, сопровождающееся зачатием, происходит у орангутанов, как правило, по инициативе самки. Брачная пара держится вместе на протяжении 5-6 дней, спариваясь в среднем один раз в сутки. Если оплодотворение происходит, самка покидает самца и не возвращается к нему, пока не вырастит детеныша.

В отличие от других человекообразных обезьян, у орангутанов спаривание чаше всего происходят в вентровентральном положении. Самка сама покрывает самца, и сама же производит тазовые толчки, ведущие к эякуляции. Самец остается достаточно пассивным, лежа на спине.

Можно заключить, что у обезьян половое поведение не только несет функцию синхронизации спаривания, но и отмечается вне овуляции, и не всегда после садок и спариваний наступает зачатие. Таким образом, у них имеется предпосылка развития сексуального поведения: персонализация и выбор партнеров, оргазм у самок, опосредование полового поведения социальным статусом. Для шимпанзе отмечено, что набухание аногенитальной области сопровождается повышением привлекательности и процептивности самок.

Комплекс инициирующего поведения в дни максимального набухания, описанный для горилл и орангутанов, включает следующие действия: катание на спине самца, мастурбация в отсутствие партнера, самка ложится перед самцом и совершает ритмичные движения тазом. В моделях Д. Дьюсбери учитываются только феноменологические критерии, связанные с особенностями строения репродуктивного аппарата. М. Л. Дерягина и М. Л. Бутовская предложили учитывать также психоэмоциональные и этологические характеристики спаривания у приматов (докопуляционное возбуждение партнера, инициация спаривания, вмешательство в спаривание со стороны других членов группы).

Анализ данных при исследовании представителей разных таксонов приматов позволяет выделить несколько моделей спаривания и сделать следующие замечания.

1. Модель спаривания у обезьян не связана с систематическим положением вида. Одна и та же модель может встречаться у представителей разных таксонов.

2. У представителей одного вида могут отмечаться разные варианты спаривания.

3. Для обезьян характерно большое разнообразие внешней стимуляции партнеров до спаривания (ольфакторная, визуальная, тактильная).

4. У обезьян отсутствует период ухаживания и происходит появление докопуляционных сексуальных игр.

5. У обезьян отмечена значительная роль психоэмоциональных факторов в реализации той или иной модели спаривания.

6. В отряде приматов отсутствует узкая специализация стратегий спаривания. Анализ материала по половому поведению не дает оснований делать вывод о большей перспективности той или иной модели спаривания.

Модели спаривания у приматов:

1. Единичные толчки с эякуляцией (бурый макак).

2. Единичная серия с несколькими тазовыми толчками с эякуляцией (игрунковые).

3. Единичная серия с множественными тазовыми толчками и эякуляцией (макаки лапундер и бурый, горилла, орангутан, шимпанзе).

4. Несколько серий с тазовыми толчками, после каждой из которых следует эякуляция (павиан анубис).

5. Несколько серий тазовых толчков, после которых следует одна эякуляция (павиан анубис, гамадрил, саймири, макак резус).

6. Неравномерное распределение эякуляций после серий базовых толчков (бурый макак, павиан гамадрил, макак лапундер).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как скрещивали обезьяну с человеком


В феврале 1926 года, 90 лет назад, в Африку командировали советского биолога Илью Иванова — для того чтобы тот произвел искусственное оплодотворение самок шимпанзе семенем человека. Как ученый ставил свои знаменитые опыты и при чем здесь опера Шостаковича?
«Возьмите меня в качестве эксперимента»
«Осмелюсь обратиться к Вам с предложением. Из газет я узнала, что Вы предпринимали опыты искусственного оплодотворения обезьян человеческой спермой, но опыты не удались. Эта проблема давно интересовала меня. Моя просьба: возьмите меня в качестве эксперимента.
Умоляю Вас, не откажите мне. Я с радостью подчинюсь всем требованиям, связанным с опытом. Я уверена в возможности оплодотворения.
В крайнем случае, если Вы откажете, то прошу написать мне адрес какого-либо из иностранных ученых-зоологов», — такое письмо получил биолог Илья Иванов от жительницы Ленинграда в 1928 году.
Это послание — не единственное в своем роде: узнав о том, что ученый пытается скрестить человека с обезьяной, женщины со всего Советского Союза захотели поучаствовать в небывалом эксперименте.

Илья Иванович Иванов (1870-1932), выдающийся русский и советский биолог
Современному человеку Илья Иванов может казаться сумасшедшим, одержимым идеей создать некого мутанта. На самом деле ученый, считавшийся крупнейшим специалистом в области искусственного осеменения животных, еще в 1899 году начал выводить гибриды мыши и крысы, мыши и морской свинки, зебры и осла, антилопы и коровы. Окрыленный успехами, биолог предположил, что возможно с помощью искусственного осеменения создать гибрид человека и обезьяны.

Об этом Иванов рассказал во время своего выступления перед Всемирным конгрессом зоологов в австрийском городе Граце в 1910 году.
Неприемлемость опытов
В 1925 году идеями Иванова заинтересовался ректор Московского высшего технического училища имени Н.Э.Баумана Николай Горбунов. Он считал, что созданный гибрид будет иметь «важное научное значение» и привлечет внимание всех стран к Советскому Союзу.
Сам Иванов неоднократно заявлял, что на Западе хотят скрестить человека с обезьяной, но боятся проводить подобные эксперименты «из-за неприемлемости опытов с точки зрения общепринятой морали и религии».

Кстати, советский биолог признавался, что не ему первому пришла идея создать небывалый гибрид. Илья Иванов прекрасно знал о том, что еще в 1908 году голландский натуралист Бернелот Мунс утверждал, что возможно поставить опыты по осеменению горилл и шимпанзе спермой человека. Мунс даже собирал деньги на экспедицию во Французское Конго (где и должно было произойти заветное скрещивание), а еще выпустил тематическую брошюру «Истина. Экспериментальные исследования о происхождении человека». Как считал голландец, обезьян лучше всего скрещивать с чернокожими — по его мнению, представителями «низшей» расы.
Как оглушали обезьян
Осенью 1925 года Николай Горбунов добился, чтобы Академия наук выделила $10000 для экспериментов Ильи Иванова в Африке. В феврале следующего года биолог отправился в командировку в Киндию — третий по величине город во Французской Гвинее. Вскоре после прибытия Иванов узнал, что на станции имелись лишь шимпанзе, не достигшие половой зрелости.
Тогда ученый вступил в переписку с губернатором Гвинеи и получил разрешение на проведение опытов в Конакри — административном центре страны.
В Конакри биолог отправился с сыном Ильей, который захотел помочь отцу в экспериментах. Иванов-старший лично следил за отловом взрослых обезьян.
«Методы ловли шимпанзе отличались откровенной грубостью, — пишет документалист Олег Шишкин. — Ночью население охотничьего поселка выслеживало обезьянье стадо. Затем, вооружившись вилами и граблями, аборигены загоняли шимпанзе на одиноко стоящее дерево и вокруг разводили костер. После того как шимпанзе, не видя иного выхода, бросался вниз, к нему подбегали африканцы и с помощью дубинок наносили серьезные удары. Оглушенное и искалеченное животное не могло сопротивляться охотникам, привязывавшим его конечности к двум жердям. Эти жерди несли на плечах четыре африканца».

Эксперимент не удался
В феврале 1927 года Иванов провел эксперимент по искусственному оплодотворению двух самок шимпанзе семенем неизвестных доноров-людей. А летом он провел осеменение еще одной обезьяны по кличке Черная.
Ни в одном из трех случаев беременность не наступила.
Биолог не терял надежды — теперь он предлагал оплодотворить женщин-добровольцев спермой самца шимпанзе. Впрочем, коллеги ученого не встретили эту идею с энтузиазмом.
«Кругом, кроме явного замешательства и даже хулиганского отношения, редко видишь хотя бы терпимое отношение к моим необычным исканиям, — писал Иванов в 1927 году. — Однако я не сдаюсь и, наплевав на выходки наших «старцев» и их подхалимов, продолжаю добиваться возможности начатые опыты довести до более солидного числа и получить ответ на поставленные вопросы. Веду переговоры и надеюсь получить поддержку там, где, если нет академического колпака на голове, есть здравый смысл и отсутствие профессиональной нетерпимости».
Планам Иванова не суждено было сбыться — вскоре ученого подвергли политической критике и сослали в Алма-Ату, где он умер от кровоизлияния в мозг.
«Душно мне, душно, под шкурой зверя душно»
Эксперименты советского биолога нашли культурное воплощение — в частности, знаменитый композитор Дмитрий Шостакович начал писать оперу «Оранго», главным героем которой выступал гибрид человека и обезьяны. Кстати, Шостакович был лично знаком с Ивановым и даже посещал его научную станцию в Сухуми в 1929 году, за несколько лет до гибели ученого.
По замыслу композитора, получеловек-полуобезьяна появился в результате смелого биологического эксперимента. Но героя не стали держать в лаборатории: он вышел на свободу, занялся журналистикой, принял участие в Первой мировой войне, женился и даже попробовал себя в качестве шпиона.
«Зевни, Оранго!», «Душно мне, душно, под шкурой зверя душно», «Настя танцует и успокаивает Оранго» — так должны были называться эпизоды оперы.
По неизвестным причинам Шостакович написал лишь пролог музыкального произведения.

См.также:
Печальная история жизни и смерти африканской Чёрной Венеры, поразившей Европу своими ягодицами
Негры в зоопарках Европы
7 самых удачных мистификаций в истории
Тайны 20-го века
Загадочные находки с неизвестным происхождением

В СССР велись опыты по скрещиванию обезьяны и человека

«Ведь я пять лет сидел, выковыривал придатки из мозгов… Вы знаете, какую я работу проделал – уму непостижимо. И вот теперь, спрашивается – зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы дыбом встают» (с) профессор Преображенский

У профессора Преображенского был реальный прототип: звали его Илья Иванович Иванов, виднейший биолог начала 30-х годов прошлого века, и прославился он своими многочисленными работами по искусственному осеменению и гибридизации. Он сумел скрестить крысу с мышью, зебру с ослом, зубра с коровой — но главным его стремлением было создать гибрид принципиально другого уровня: Илья Иванович работал над скрещиванием обезьяны с человеком.
Иванов был первым, кто сумел поставить практику искусственного осеменения на поток, и эта его работа была по достоинству оценена многими мировыми институтами и правительствами — ведь теперь, к примеру, один жеребец мог оплодотворить не 20-30 самок, а целых 500. Экономическая выгода была бесспорна, и поэтому с поиском средств на новые эксперименты у Ильи Ивановича обычно проблем не возникало.
Но одним только сельским хозяйством интересы Иванова не ограничивались: у него была другая мечта — скрестить обезьяну и человека, и именно к этому он и шел всю свою жизнь.
В 1924 году во время работы в парижском институте Пастера Иванов смог получить от директоров института разрешение на использование для своих опытов экспериментальной станции приматов во Французской Гвинее. Для поездки требовались серьёзные деньги — и тогда Иванов связался с советским правительством и сумел получить его поддержку и немалые деньги на опыты. Впрочем, прибыв в Гвинею, Илья Иванович обнаружил непредвиденную проблему: на станции не оказалось ни одной необходимой ему самки шимпанзе, достигшей половой зрелости. Пришлось возвращаться ни с чем, первая попытка не удалась.
Следующая попытка состоялась в ноябре 1926 года: губернатор Гвинеи дал разрешение на отлов и вывоз шимпанзе, и профессор снова отправился в Гвинею — теперь уже ловить диких обезьян. Эта попытка прошла успешнее, и в 1927 году произошла первые три попытки оплодотворения самки шимпанзе человеческой спермой. Впрочем, ни одна из этих попыток не удалась, а предложение Иванова попробовать оплодотворить гвинейских женщин спермой шимпанзе не нашло понимания у местных властей. По итогам поездки несколько шимпанзе удалось вывести в Сухумский питомник — да и всё. Вторая попытка тоже оказалась неудачной.
В 1927 году Иванов вернулся в СССР, где сумел продавить проведение дальнейших опытов по скрещиванию обезьяны с человеком уже на базе Сухумского питомника. Специальная комиссия установила, что для проведения эксперимента необходимо 5 женщин добровольцев. Эксперимент был запланирован на 1929 год… и снова неудача: несмотря на даже некоторый избыток добровольцев среди женщин, единственный половозрелый орангутан, живший в питомнике, скоропостижно скончался. Других не было, да тут ещё и члены советского правительства, поддерживавшие работы, начали терять свои позиции… Иванову фатально не везло.
В 1930 году его арестовали, предали остракизму и отправили в ссылку в Казахстан, где он преподавал в Казахском ветеринарно-зоотехническом институте до самой своей смерти в 1932 году.
Но неужели все его эксперименты были напрасны? Официально принято считать, что да — опыты Иванова удачей не увенчались. Но многие документы о его работах не рассекречены до сих пор, и поэтому нельзя исключить, что опыты Ильи Ивановича Иванова всё же увенчались успехом.
Косвенно об этом говорит следующее: в 1997 году группе ученых удалось установить, что в геноме современного человека присутствует от 1 до 4% генома другого биологического вида — неандертальцев.
Если наши предки могли смешиваться с неандертальцами — может быть, наши современники тоже cмогли получить совместное потомство с обезьянами, просто мы пока об этом не знаем?
И кто знает — может быть, даже и подобная сцена имела место быть в кулуарах некоего секретного института?
История продолжает хранить свои тайны…

Люди-обезьяны. Секретные опыты доктора Иванова

Весной 1816 года английский поэт-романтик Перси Биши Шелли, его жена Мэри Шелли и ее сводная сестра Джейн Клэрмонт заключили пари на скорейшее написание готического романа. К всеобщему удивлению, выиграла Мэри. В 1818 году она опубликовала в Лондоне свой роман «Франкенштейн, или современный Прометей» («Frankenstein, оr Тhe Modern Prometheus»). Герой этого произведения замыслил с помощью скальпеля создать рукотворного человека и таким образом вступить в соревнование с Богом. Спустя 100 лет в СССР появился реальный доктор Франкенштейн, вознамерившийся сотворить доселе невиданное существо — гибрид человека и обезьяны.

В центре фильма — увлекательная и экзотическая история профессора-зоотехника Ильи Ивановича Иванова, ныне совершенно забытого. Его исследования, занесенные в сводки закрытых учреждений, хранились под грифом «Совершенно секретно».

Итак, декабрь 1924 года. Москва. Наркомпрос. Заседание Государственного ученого совета. Профессор Илья Иванов предлагает произвести в СССР первое в мире искусственное осеменение: самок шимпанзе — спермой человека, и женщин — спермой приматов. К проведению беспрецедентного эксперимента побуждала не только забота о трудящихся, но и тайны кремлевского двора.

Добытых в Африке обезьян собирались использовать не только для гибридизации. Двое самцов шимпанзе, пойманных в Гвинее, предназначались для операций по омоложению советских вождей. Кремль беспокоило преждевременное старение, поразившее лидеров победившей революции. Спасти кремлевских пациентов могли только пересадки сегментов мошонки обезьян. Такие хирургические операции в Париже проводил друг Иванова — французский профессор русского происхождения С.А. Воронов. Иванову выделялись небывалые для голодающей республики валютные средства на научные консультации в Берлине, Париже и непосредственно на экспедицию в Гвинею для поимки и доставки половозрелых самцов шимпанзе в лечебно-санитарное управление Кремля. В появлении человекообразных существ было заинтересовано Военно-химическое управление Красной Армии: люди-обезьяны могли бы стать подсобным материалом для исследования свойств боевых отравляющих веществ.

Сохранившийся документальный материал позволил воссоздать эту историю, которая благодаря утечке информации стала отправным пунктом для произведений Михаила Булгакова — «Собачье сердце» и «Роковые яйца».

Были ли скрещены человек и обезьяна в Сухумском заповеднике? Получилось ли жизнеспособное потомство? Что стало с профессором Ивановым и каковы последствия экспериментов, проходивших под неусыпным контролем ОГПУ-НКВД-КГБ?

Режиссер: Дмитрий Демин

Иванов, Илья Иванович (биолог)

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Иванов; Иванов, Илья; Иванов, Илья Иванович.

Илья Иванович Иванов

Дата рождения

20 июля (1 августа) 1870

Место рождения

  • Щигры, Курская губерния, Российская империя

Дата смерти

20 марта 1932 (61 год)

Место смерти

  • Алма-Ата, РСФСР, СССР

Страна

  • Российская империя
  • СССР

Научная сфера

биология

Место работы

  • Казахский национальный аграрный университет

Альма-матер

Харьковский университет (1896)

Учёное звание

профессор

Илья́ Ива́нович Ивано́в (20 июля 1870, Щигры, Курская губерния — 20 марта 1932, Алма-Ата) — русский и советский биолог-животновод, специалист в области искусственного осеменения и межвидовой гибридизации животных. Принимал участие в попытках вывести гибрид человека с другими приматами. Он является основоположником метода искусственного осеменения сельскохозяйственных животных. Профессор.

Биография

Родился 20 июля 1870 в селе Щигры Курской губернии в семье чиновника уздечного казначейства.

В 1890 году окончил сумскую классическую гимназию и поступил на естественно-исторический факультет Московского университета, однако в 1892 году решил перевестись на одноимённый факультет в Харьковский университет, который окончил в 1896 году.

Стажировался в биологических лабораториях Петербурга, Женевы, Парижа. Работал в Институте экспериментальной медицины (1899—1905), преподавал на Высших сельскохозяйственных курсах (1906—1909), несколько лет учился за границей, прошёл теоретический и практический курсы бактериологии в Институте Пастера в Париже. В 1907 году получил звание профессора, вёл исследования в Аскании-Нова (1909—1917), в институте экспериментальной ветеринарии (1917—1921, 1924-30) на Центральной опытной станции (1920—1924), преподавал в Московском высшем зоотехническом институте (1928—1930) и Казахском ветеринарно-зоотехническом институте (1931—1932).

Научные работы посвящены изучению биологии размножения сельскохозяйственных животных и разработке зоотехнического метода искусственного осеменения. Усовершенствованный последователями метод нашел широкое применение в животноводстве многих стран и используется при совершенствовании и выведении новых пород, при межвидовой гибридизации животных, начало которой связано с именем ученого в период его работы в Аскании-Нова. В 1926—1927 возглавил экспедицию в Западную Африку для постановки опытов о гибридизации человекообразных обезьян, способствовал освоению центра приматологии Сухумского питомника обезьян. В биологии зоотехники создал свою школу.

Иванов работал в области межвидовой гибридизации животных. На организованной им в 1910 зоотехнической станции в заповеднике Аскания-Нова он получил ряд гибридов между дикими и домашними животными. Проводил исследовательскую работу в Государственном институте экспериментальной ветеринарии (1917—1921, 1924—1930), на Центральной опытной станции по вопросам размножения домашних животных (1921—1924) и в Московском высшем зоотехническом институте (1928—1930).

В начале XX века Иванов провёл работу по усовершенствованию процесса искусственного осеменения и его практического применения в разведении лошадей. Он доказал, что эта технология позволяет одному жеребцу-производителю оплодотворить до 500 кобыл (вместо 20—30 при естественном осеменении), представители конезаводов со всех частей мира часто посещали станцию Иванова.

Иванов был пионером в практике использования искусственного осеменения для получения различных межвидовых гибридов. Одним из первых он вывел и изучал гибрид зебры и осла, зубра и домашней коровы, антилопы и коровы, мыши и крысы, мыши и морской свинки. В то время генетика как наука ещё находилась в зачаточном состоянии, существовало широкое мнение, что подобные гибриды могут положить начало новым видам домашних животных, поэтому работа Иванова считалась очень важной.

Сын Илья, биолог.

Эксперименты по гибридизации человека-обезьяны

Доска на здании ВИЭВ в Кузьминках

Одним из наиболее спорных экспериментов Иванова является попытка создать гибрид человека и обезьяны. Ещё в 1910 году, во время его выступления перед Всемирным конгрессом зоологов в Граце, он описал возможность получения подобного гибрида используя искусственное осеменение.

В 1924 году, во время его работы в институте Пастера в Париже, Иванов получил разрешения от директоров института для использования экспериментальной станции приматов в Киндии, Французская Гвинея, для подобного исследования. Иванов попытался получить поддержку для эксперимента от Советского правительства. Он написал несколько писем наркому народного просвещения А. В. Луначарскому и другим официальным лицам. В конце концов его предложением заинтересовался Н. П. Горбунов, управляющий делами СНК СССР. В сентябре 1925 года Горбунов помог выделить $10000 Академии наук для африканских экспериментов Иванова.

В марте 1926 года Иванов прибыл на станцию в Киндии, но провёл там всего лишь один месяц: как оказалось, станция не имела шимпанзе, достигших половой зрелости. Он вернулся во Францию, и через переписку получил разрешение от колониального губернатора Гвинеи на проведение экспериментов в ботанических садах Конакри.

Иванов прибыл в Конакри в ноябре 1926 года, сопровождаемый своим сыном, также Ильёй, который собирался ассистировать в его экспериментах. Иванов контролировал отлов взрослых шимпанзе внутри колонии, после чего они были перевезены в Конакри и содержались в клетках ботанических садов. 28 февраля 1927 года Иванов произвёл искусственное осеменение двух шимпанзе женского пола полученной от добровольцев человеческой спермой. 25 июня он провёл осеменение третьей обезьяны. Ивановы покинули Африку в июле, они взяли с собой тринадцать шимпанзе, включая трех использованных в его экспериментах. Они уже знали, что первые две обезьяны не забеременели. Третья шимпанзе умерла во Франции, и также была определена как не беременная. Остальные шимпанзе были отправлены в новую станцию приматов в Сухуми.

Иванов пытался организовать осеменение человеческих женщин спермой шимпанзе ещё в Гвинее, однако французское колониальное правительство не одобрило этот эксперимент, также не осталось никаких документов, подтверждающих этот факт. Иванов писал:

Необходимо не только увеличить число опытов искусственного осеменения самок шимпанзе спермой человека, но и поставить опыты реципрокного скрещивания. Последние организовать в Африке гораздо труднее и сложнее, чем в Европе или у нас. Женщин, желающих подвергнуться опыту, несравненно легче найти в Европе, чем в Африке. Для этого рода опытов достаточно иметь 2—3 взрослых самцов антропоморфных обезьян.

После возвращения в Советский Союз в 1927 году Иванов предпринял ещё одну попытку провести осеменение женщин спермой обезьяны в Сухуми. В 1929 году с помощью Горбунова он получил поддержку от общества биологов-материалистов, группы из коммунистической академии. Весной 1929 года общество организовало комиссию по планированию экспериментов Иванова в Сухуми. Комиссия решила, что потребуется по крайней мере пять женщин-добровольцев для этого исследования. В июле 1929 года, ещё до начала эксперимента, Иванов узнал, что единственная обезьяна мужского рода в Сухуми, орангутан, достигший половой зрелости, умер. Новая партия шимпанзе достигла Сухуми только летом 1930 года.

Ссылка и смерть

В ходе политической чистки в советском научном обществе Горбунов и другие ученые, принимавшие участие в планировке Сухумского эксперимента, потеряли свои позиции. Весной 1930 года Иванов подвергся политической критике в его институте и 13 декабря 1930 года арестован. Он получил пять лет ссылки в Алма-Ату, где он работал, сохранив звание и должность профессора в Казахском ветеринарно-зоотехническом институте до своей смерти от инсульта 20 марта 1932 года.

Академик И. П. Павлов содействовал написанию некролога, который был опубликован в 1933 году в № 5-6 журнала «Природа», и в письме вдове покойного заметил: «Нельзя не скорбеть о преждевременной смерти такого деятеля науки и практики, как Илья Иванович».

Память

  • Курская государственная сельскохозяйственная академия им. проф. И. И. Иванова
  • Памятная доска на здании ВНИИ экспериментальной ветеринарии им. Я. Р. Коваленко

В искусстве

  • В 1929 году в журнале «Всемирный следопыт» в номерах с 4 по 8 под псевдонимом Б. Туров был опубликован научно-фантастический роман Б. К. Фортунатова «Остров гориллоидов».
  • Опытами Иванова навеяны повесть Александра Старчакова «Карьера Артура Кристи» и незавершённая опера Дмитрия Шостаковича «Оранго», созданная в 1932 году на основе этой повести.

Избранные труды

  • Искусственное оплодотворение у млекопитающих. Экспериментальное исследование. — СПб., 1907.
  • Искусственное оплодотворение домашних животных. — СПб., 1910.
  • Методы искусственного осеменения и овцеводство // Шерстное дело. Кн. 2. — М., 1928.
  • Искусственное осеменение млекопитающих // Труды V съезда зоотехников. — М., 1929.
  • Искусственное осеменение домашних животных // Скотовод. — 1930. — № 7—9.

> См. также

  • Богданов, Александр Александрович
  • Воронов, Сергей Абрамович
  • Фортунатов, Борис Константинович

Примечания

  1. 1 2 3 Иванов Илья Иванович (биолог) // Большая советская энциклопедия: / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Encyclopædia Britannica
  3. 1 2 3 4 БСЭ, 1972.
  4. 1 2 Русанов, 1933, с. 142.
  5. Русанов, 1933, с. 142—143.
  6. Иванов, Илья Иванович — статья из Большой советской энциклопедии (2-е издание)
  7. Москаленко В. Зачем человеку кентавр? Архивировано 3 ноября 2004 года. // Зеркало недели. — 2004. — № 50 (475; 27 декабря — 9 января).
  8. Жирнов, 22.03.2004, с. 72.

Литература

  • Жирнов Е. Приматы развитого социализма // Журнал «Коммерсантъ Власть. — 22.03.2004. — № 11. — С. 72.
  • Иванов, Илья Иванович — статья из Большой советской энциклопедии (2-е издание)
  • Иванов, Илья Иванович // Ива — Италики. — М. : Советская энциклопедия, 1972. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 10).
  • Лескова Н. Секс с большой обезьяной // Труд. — 8 апреля 2004. — № 064.
  • Русанов М. П. Проф. И. И. Иванов (некролог) // «Природа». — 1933. — № 5—6. — С. 142—144.
  • Россиянов К. О. Опасные связи: И. И. Иванов и опыты скрещивания человека с человекообразными обезьянами // Вопросы истории естествознания и техники. — 2006. — № 1.
  • Скаткин П. Н. Илья Иванович Иванов — выдающийся биолог. — М.: Наука, 1964. — 187 с.
  • Файман Г. С. Дневник доктора Борменталя, или Как это было на самом деле // Искусство кино. 1991. № 7. С. 94-100. № 8. С. 77-81. № 9. С. 155-160. № 10. С. 155-160
  • Файман Г. С. Неформат. – М.: Издательство «Знание», 2013. – 180 с. ISBN 978-5-254-02023-3
  • Фридман Э. П. История Сухумского питомника обезьян в аспекте развития медико-биологических исследований на приматах. Дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук. Сухуми, 1967.
  • Шергин И. П. Профессор Илья Иванович Иванов — основоположник метода искусственного осеменения с.-х. животных // Вестник животноводства. — 1948. — Вып. 4 (имеется библиография трудов И. Иванова).
  • Шишкин О. А. Красный Франкенштейн. Секретные эксперименты Кремля. М.: Ультра.Культура, 2003. С. 281-282

Ссылки

Гориллоиды. Для чего советские учёные скрещивали людей и обезьян

В начале сентября 1924 года советский профессор Илья Иванов, известный своими трудами по межвидовому скрещиванию, обратился в Наркомат просвещения с весьма смелым предложением. Профессор предлагал профинансировать его эксперименты по скрещиванию человека и обезьяны, которое он полагал абсолютно реальным.

Он считал, что не природа, а только человеческая косность и дремучесть мешают появлению нового существа — человекообезьяны. Ровно через год, в сентябре 1925-го, профессор не только получил разрешение на проведение экспериментов, но и огромную сумму в валюте на их финансирование.

Доктор Моро

Идеей скрещивания человека и обезьяны и создания нового существа профессор Иванов увлёкся ещё в 10-е годы. Но в дореволюционной России, как и в остальном мире, подобные идеи рассматривались бы как кощунственные, поэтому учёному пришлось заниматься только гибридизацией животных. Работал он в знаменитом заповеднике «Аскания-Нова», расположенном в Херсонской области.

Революционный взрыв привёл к особому энтузиазму в науке. Казалось, что, раз удалось совершить столь глобальную революцию в стране, произвести её в науке и вовсе проще простого. В высокие кабинеты потянулись непризнанные гении с проектами вечных двигателей. Кого-то прогоняли, кому-то давали денег. Иванов имел пред ними преимущество в том, что он действительно был крупным специалистом в своём деле, его имя было известно.

Как только миновала гражданская война и страна кое-как начала восстанавливаться от разрухи, Иванов решил, что настало его время. В сентябре 1924 года он обратился к председателю Комиссии по закупкам за границей Новикову. Убедительно рассказывал ему, каким великим прорывом как в научной, так и в религиозно-пропагандистской сфере станет создание гибрида человека и обезьяны в СССР. Новиков идеей заинтересовался и отправил наркому просвещения Луначарскому несколько записок с просьбой поддержать начинание.

Профессор хотел финансирования его станции в Африке. Французы были согласны предоставить ему станцию во Французской Гвинее, правда, это стоило немалых денег. Иванов хотел 15 тысяч долларов в год. Для СССР, где в середине 20-х годов каждый доллар был на счету, это были весьма немалые деньги.

Луначарский запросил мнение Главнауки. Переписка между Наркомпросом и Главнаукой длилась несколько месяцев, в конце концов деньги решили не давать. Но Иванов не сдавался так просто. Ему удалось заинтересовать своим проектом весьма влиятельных людей. Горячим сторонником учёного стал управляющий делами Совета народных комиссаров Горбунов. Человек, некогда бывший личным секретарём Ленина и одним из его самых близких людей.

По его протекции Иванов сумел пробиться на доклад в Академию наук. Это был уже совсем другой уровень. В сентябре 1925-го, ровно через год после начала переписки с Наркомпросом, профессор Иванов выступал в академии с докладом о своём проекте. Проект был поддержан, деньги выделены по линии Совнаркома благодаря помощи Горбунова. Правда, Иванову пришлось немного умерить аппетит и довольствоваться только 10 тысячами долларов, но и эта сумма была огромной.

Первые препятствия

По истечении шести месяцев экспедиции ему было совершенно нечем похвастать в отчётах, он не раздобыл даже необходимых для исследований взрослых обезьян. Иванов жаловался на то, что местные жители боятся ловить взрослых шимпанзе, и уехал во Францию, где пытался договориться о продаже ему нескольких обезьян для опытов.

На его новый запрос о высылке дополнительных сумм Академия наук на этот раз ответила отказом. Тем временем в СССР тема нового человека-гибрида стала очень популярной. Писатель Фортунатов сел за написание романа «Остров гориллоидов» — про армию человекообезьян, которых создают в Гвинее империалисты. Темой заинтересовался даже композитор Шостакович, задумавший написание оперы про гибрид человека и обезьяны. Эта работа, впрочем, так и не была закончена.

Тем временем после долгих усилий Иванову наконец удалось раздобыть 11 шимпанзе: шесть самок, двух самцов и трёх неполовозрелых подростков. Но возникла новая проблема. Местные жительницы категорически не соглашались стать подопытными для экспериментов и позволить оплодотворить себя обезьяньим семенем. Поэтому пришлось ограничиться только искусственным оплодотворением самок.

Однако к середине 1927 года у Иванова закончились средства. Новых достать было негде. Академия наук не соглашалась выделить финансирование по своей линии. Управделами Совнаркома, не видевший реальных результатов, также не рискнул выделять валюту. В итоге было решено вывезти полученных обезьян в Сухумский заповедник, где исследования будут продолжены. Иванов полагал, что в СССР ему будет несравненно проще найти женщин-добровольцев для оплодотворения, чем в отсталой Африке, где никого не интересовала наука.

Катастрофа

Однако на обратном пути произошла катастрофа. Все обезьяны, добытые Ивановым, погибли в пути. В СССР удалось привезти лишь двух, но и те умерли через несколько недель. Но ещё большим ударом для учёного стало то, что ни одна из оплодотворённых самок не забеременела, о чём свидетельствовали результаты вскрытия.

В своём отчёте для Академии наук Иванов указал, что эксперимент закончился неудачей, но это, конечно же, не говорит о принципиальной невозможности скрещивания. Просто проблема была в том, что эксперимент проводился в очень сложных условиях. Рассчитывать на поддержку Академии наук Иванов больше не мог, но на этот случай у него имелся запасной вариант. Коммунистическая академия была своеобразным усечённым аналогом Академии наук, только с упором на идеологию и гуманитарные науки. В организации работали по большей части профессиональные революционеры, а для них прославление марксизма-ленинизма имело приоритет над сугубо научными вопросами.

По линии Коммунистической академии Иванов сумел договориться о возобновлении опытов в Сухумском заповеднике, где к тому времени жил один орангутан. Через Общество биологов-материалистов, входившее в Коммунистическую академию, начались поиски женщин, согласных на искусственное оплодотворение обезьяньим семенем.

Но и здесь Иванова ждала неудача. В разгар поисков орангутан умер. Пришлось заказывать и ждать новую партию обезьян. Это не было быстрым делом. Пока он ждал их прибытия, в его жизни произошли очень крутые изменения.

С началом индустриализации и коллективизации во всех советских отраслях началась кампания против «буржуазных» специалистов, которые якобы только вредят пролетарскому государству. Чистки прошли в армии, в промышленности, в науке. Они коснулись не всех, но Иванов оказался в их числе. Правда, в тот раз обошлось без массовых расстрелов, большинство специалистов отправили в ссылку. В 1930 году Иванов около полугода провёл в заключении, а затем был выслан в Алма-Ату, где стал работать на кафедре местного ветеринарного института. Заступиться за него оказалось некому, Горбунов в то же время лишился поста в Совнаркоме.

В марте 1932 года Иванов умер от инсульта. В опубликованном в одном из научных журналов некрологе опыты Иванова по скрещиванию человека и обезьяны, которые он считал едва ли не важнейшим делом всей жизни, были упомянуты очень скупо, всего в одном предложении. Так завершились попытки советской науки вывести обезьяночеловека.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *