Стихи дети войны

Содержание

LiveInternetLiveInternet


Дети и война…
Даже подумать страшно, произнося
эти слова, они никогда не должны
стоять рядом друг с другом. Эта
страшная и долгая война, которая
охватила Советский Союз унесла
более 28 миллионов жизней.
…И в этом числе
13 миллионов погибших детей…
Стихи
о Детях войны
Их расстреляли на рассвете,
Когда вокруг белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели всем раздеться,
Потом ко рву всем стать спиной,
Но вдруг раздался голос детский.
Наивный, тихий и живой:
«Чулочки тоже снять мне дядя?»…

Когда в дом приходит Война и приносит с собой кровь и боль, голод и страх, жизнь полностью меняется, и дети наравне со взрослыми постигают все её ужасы, даже в более тяжелой, безысходной, отчаянной форме, и вынуждены переносить невзгоды, которые и взрослому преодолеть не всегда под силу.
Дети и война…
Стихи советских поэтов

Баллада о кукле
(А. Молчанов)
Груз драгоценный баржа принимала –
Дети блокады садились в неё.
Лица недетские цвета крахмала,
В сердце горе своё.
Девочка куклу к груди прижимала.
Старый буксир отошёл от причала,
К дальней Кобоне баржу потянул.
Ладога нежно детишек качала,
Спрятав на время большую волну.
Девочка, куклу обняв, задремала.
Чёрная тень по воде пробежала,
Два «Мессершмита» сорвались в пике.
Бомбы, оскалив взрывателей жала,
Злобно завыли в смертельном броске.
Девочка куклу сильнее прижала…
Взрывом баржу разорвало и смяло.
Ладога вдруг распахнулась до дна
И поглотила и старых, и малых.
Выплыла только лишь кукла одна,
Та, что девчурка к груди прижимала…
Ветер минувшего память колышет,
В странных виденьях тревожит во сне.
Сняться мне часто большие глазища
Тех, кто остался на ладожском дне.
Снится, как в тёмной, сырой глубине
Девочка куклу уплывшую ищет.

Внесла в этот пост стихотворение,которое не могу читать без слёз,настолько за душу берёт.
~Чулочки~
(Эдуард Асадов)
Их расстреляли на рассвете,
Когда вокруг белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели всем раздеться,
Потом ко рву всем стать спиной,
Но вдруг раздался голос детский.
Наивный, тихий и живой:
«Чулочки тоже снять мне дядя?» —
Не упрекая, не грозя
Смотрели, словно в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже!»
Но смятением на миг эсэсовец объят.
Рука сама собой в мгновенье
Вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим,
Проснулась в ужасе душа.
Нет! Он застрелить ее не может,
Но дал он очередь спеша.
Упала девочка в чулочках.
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат! Что если б дочка
Твоя вот так же здесь легла?
И это маленькое сердце
Пробито пулею твоей!
Ты – Человек, не просто немец!
Но ты ведь зверь среди людей!
… Шагал эсэсовец угрюмо
К заре, не поднимая глаз.
Впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.
И всюду взгляд светился синий,
И всюду слышалось опять
И не забудется поныне:
«Чулочки, дядя, тоже снять?»

Десятилетний человек
(С. Михалков)
Крест-накрест синие полоски
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.
И пес на теплом пепелище,
До глаз испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе…
Накинув старый зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу – прямо на восток.
Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел,
Никто не обнял у порога
И вслед ему не поглядел.
В нетопленной, разбитой бане
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!
Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза.
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.
Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый
Десятилетний человек.
Он знал, что где-то недалече,
Выть может, вон за той горой,
Его, как друга, в темный вечер
Окликнет русский часовой.
…И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса,
Расскажет все, на что глядели
Его недетские глаза.

Без названия
Автор неизвестен
Она несла ребенка на груди,
То был сынок ее новорожденный.
Расстрел и лагерь были позади,
А впереди — путь, вьюгой занесенный…
Чтоб выжил сын, она сняла жакет,
Потом в фуфайку сына замотала.
И у берез, когда настал рассвет,
Чтоб сил набраться, на минутку встала…
Разведка шла, а ветер стужу нес,
В лицо солдатам липкий снег бросая.
Вдруг, трое встали, видят -меж берез,
Стоит в рубашке женщина босая…
Солдаты ахнули, вплотную подойдя,
Что это: призрак, явь иль навожденье…?
Под свист свирепый зимнего дождя,
Они застыли, стоя в изумленьи…
В снегу, как статуя стояла Мать,
Рубашкою потрескивая звонко
И мертвой, продолжала прижимать,
К своей груди кричащего ребенка!
Солдаты женщину зарыли в колкий снег,
Без шапок молча встали над могилой…
Но выжил двухнедельный человек
И крошечное сердце не остыло!!!
Ушла разведка, а в Советский тыл
— один вернулся строго по приказу,
Он нес ребенка — и мальчонка жил!
И не всплакнул в его руках ни разу.

Спою тебе, родной
(Л. Шмидт)
Синеглазая девчонка
Девяти неполных лет…
Льётся песня нежно, звонко
На больничный белый цвет.
И под звуков переливы
Чьи-то братья и отцы
Вспоминают дом счастливый,
Просят спеть ещё бойцы.
«Я спою, — в ответ девчонка, —
Низко голову склонив,
— Вот, пришла нам похоронка…
Но я верю: папа жив!
Может, кто из вас случайно
Папу где-нибудь встречал?
Где-то там, в сторонке дальней,
Вместе с папой воевал?»
И как будто виноваты
В том, что живы до сих пор,
Вдруг отводят все солдаты
От девчонки малой взор.
Проглотив слезу украдкой,
Вновь поёт до хрипотцы,
И, по-взрослому, солдаткой
Кличут девочку бойцы.
Бесконечно петь готова
Песни раненым она,
Но при этом спросит снова,
А в ответ лишь тишина.
И однажды, как награда,
Весь изранен, но живой,
Папа, милый! Вот он, рядом!
«Я спою тебе, родной!»

Детский ботинок
(С. Михалков)
Занесенный в графу
С аккуратностью чисто немецкой,
Он на складе лежал
Среди обуви взрослой и детской.
Его номер по книге:
«Три тысячи двести девятый».
«Обувь детская. Ношена.
Правый ботинок. С заплатой…»
Кто чинил его? Где?
В Мелитополе? В Кракове? В Вене?
Кто носил его? Владек?
Или русская девочка Женя?..
Как попал он сюда, в этот склад,
В этот список проклятый,
Под порядковый номер
«Три тысячи двести девятый»?
Неужели другой не нашлось
В целом мире дороги,
Кроме той, по которой
Пришли эти детские ноги
В это страшное место,
Где вешали, жгли и пытали,
А потом хладнокровно
Одежду убитых считали?
Здесь на всех языках
О спасенье пытались молиться:
Чехи, греки, евреи,
Французы, австрийцы, бельгийцы.
Здесь впитала земля
Запах тлена и пролитой крови
Сотен тысяч людей
Разных наций и разных сословий…
Час расплаты пришел!
Палачей и убийц – на колени!
Суд народов идет
По кровавым следам преступлений.
Среди сотен улик –
Этот детский ботинок с заплатой.
Снятый Гитлером с жертвы
Три тысячи двести девятой.
Стихи о почтальонке
(Т. Черновская)
Ей пятнадцати нет. Девчонка.
Невысока и очень худа.
Письмоносица, почтальонка,
По прозванию Нюрка-беда.
В зной и в слякоть, в метель со стужей
С сумкой кожаной наперевес
Разнести Нюрке почту нужно
По пяти деревенькам окрест.
Дома двое младших братишек,
Мать болеет почти уж год.
Слава Богу, отец с фронта пишет –
Ждут и верят, что он придет.
Он придет, и все будет как прежде,
Как в далеком-далеком вчера.
Не лиши только, Боже, надежды…
И опять на работу пора.
Ребятишкам – картошка в печке,
Ей с утра – с сумкой наперевес.
А что впроголодь…Бегать легче
По пяти деревенькам окрест.
В деревнях – старики да дети,
Бабы – в поле, то сеют, то жнут.
Почтальонку вдали приметят
И с сердечной тревогой ждут.
Треугольник – живой! Удача!
Коли серый казенный конверт –
Замолчат, закричат, заплачут…
И померкнет в глазах белый свет…
Защемит у девчонки сердчишко
От людского горя и бед…
Тяжела эта сумка слишком,
Если там от беды привет.
Вести черные – похоронки,
Горя горького череда.
Письмоносице, почтальонке
Без вины дали имя – Беда.
Малолетка еще, девчонка –
Только в косах полно седины.
Письмоносица, почтальонка,
Разносящая вести с войны.
Мальчик из села Поповки
(С. Маршак)
Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок –
Последний гражданин села.
Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы –
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.
При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.
Василий Васильевич
(Б. Ласкин)
В великой русской кузнице за каменной горой
Стоит, гудит, работает заводик номерной.
Туда Василь Васильевич приходит чуть заря
И весело командует: «За дело, токаря!
За горы за Уральские молва о нем идет,
А он себе работает и бровью не ведет.
Во всем Урале токаря, пожалуй, лучше нет.
Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!
С глазами светло-синими, с кудрявой головой
Работает, старается гвардеец тыловой.
Фотографы газетные бегут его снимать.
Никто Василь Васильича не может обогнать.
В минуту получается готовая деталь,
На грудь ему повешена отличия медаль.
Девчата им любуются, подходят и молчат,
А он и не оглянется, не смотрит на девчат.
За горы за Уральские молва о нем идет,
А он себе работает и бровью не ведет.
Василию Васильичу всего тринадцать лет.
Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!
Солдатские прачки
(Н. Доризо)
Вы с нами делили нелёгкие будни похода,
Солдатские прачки
Весны сорок пятого года.
Вчерашние школьницы,мамины дочки,
Давно ль полоскали вы
Куклам платочки?
А здесь, у корыт,
Во дворе госпитальном,
Своими ручонками
В мыле стиральном,
До ссадин больных
На изъеденной коже,
Смываете с жёсткой солдатской одёжи-
Кровавую потную глину
Большого похода.
Солдатские прачки
Весны сорок пятого года.
Вот вы предо мною устало стоите.
Вздымается дымная пена
В корыте…
А первое мирное синее небо —
Такое забудешь едва ли,
Не ваши ли руки его постирали?
Мальчики
(И. Карпов)
Уходили мальчики – на плечах шинели,
Уходили мальчики – храбро песни пели,
Отступали мальчики пыльными степями,
Умирали мальчики, где – не знали сами…
Попадали мальчики в страшные бараки,
Догоняли мальчиков лютые собаки.
Убивали мальчиков за побег на месте,
Не продали мальчики совести и чести…
Не хотели мальчики поддаваться страху,
Поднимались мальчики по свистку в атаку.
В черный дым сражений, на броне покатой
Уезжали мальчики – стиснув автоматы.
Повидали мальчики – храбрые солдаты –
Волгу – в сорок первом,
Шпрее – в сорок пятом,
Показали мальчики за четыре года,
Кто такие мальчики нашего народа.
Глаза девчушки семилетней
Как два померкших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.
Она молчит, о чем ни спросишь,
Пошутишь с ней, – молчит в ответ.
Как будто ей не семь, не восемь,
А много, много горьких лет.
=Maridara=

Дети войны (Фотоподборка и стихи)

Цитата сообщения Парашутов СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 33 — ДЕТИ ВОЙНЫ. ФОТОАЛЬБОМ.)
Я очень редко помещаю в своем дневнике фотоподборки, но поскольку вся первая майская неделя в моем дневнике посвящена теме Великой Отечественной войны, я не смог пройти мимо фотографий, которые известны и мне, и большинству моих читателей с детства. Этим фотодокументам второй мировой войны посвящены сайты, блоги и посты в интернете. На фотографиях запечатлены не только дети-жертвы, дети-бойцы страны Советов, но и их сверстники из Англии, Польши, Франции. Эти фотографии нельзя смотреть спокойно, ведь понятия «война» и «дети» просто несовместимы. Историки, любящие «покопаться» в прошлом и легко переиначивающие события даже тех трудных боевых лет уже успели написать, что часть этих фотографий «постановочная», фотокоры делали не репортажные фото, а «ставили кадр», чтобы поднять дух солдат на передовой, чтобы разбудить ненависть к врагу. Пусть и так, но ведь никто не отменил еще сотни разрушенных деревень и городов, тысячи обездоленных, оставшихся сиротами детей, мучения в концлагерях и детей в партизанских отрядах. Поэтому и моих комментариев к этой фотоподборке не будет, хотя, понятное дело, можно было разыскивать и авторов фото, и написать о том, что изображено на фотографии. Думаю, этого и не нужно. Помещаю лишь вместе с фотографиями стихи, большую часть которых помню со школьных времен.

Вслед за названием фильма Элема Климова просто пишу — «Иди и смотри!»
Дети войны
Дети войны…
Смотрят в небо глаза воспаленные.
Дети войны…
В сердце маленьком горе бездонное.
В сердце, словно отчаянный гром,
Неумолчный гремит метроном.
Дети войны
Набивались в теплушки открытые.
Дети войны
Хоронили игрушки убитые.
Никогда я забыть не смогу
Крошки хлеба на белом снегу.
Вихрем огненным, черным вороном
Налетела нежданно беда,
Разбросала нас во все стороны,
С детством нас разлучив навсегда.
Застилала глаза ночь кромешная,
Падал пепел опять и опять,
Но спасением и надеждою
Нам всегда была Родина — мать.
Дети войны –
В городках, в деревеньках бревенчатых…
Дети войны,
Нас баюкали добрые женщины…
Буду помнить я тысячи дней
Руки близких чужих матерей.
Дети войны,
Стали собственной памяти старше мы.
Наши сыны,
Этой страшной войны не видавшие,
Пусть счастливыми будут людьми!
Мир их дому! Да сбудется мир!!
Илья Резник




В дни войны
Глаза девчонки семилетней
Как два померкших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.
Она молчит, о чем ни спросишь,
Пошутишь с ней, – молчит в ответ.
Как будто ей не семь, не восемь,
А много, много горьких лет.
А. Барто



Десятилетний человек
Крест-накрест синие полоски
На окнах съежившихся хат.
Родные тонкие березки
Тревожно смотрят на закат.
И пес на теплом пепелище,
До глаз испачканный в золе,
Он целый день кого-то ищет
И не находит на селе…
Накинув старый зипунишко,
По огородам, без дорог,
Спешит, торопится парнишка
По солнцу – прямо на восток.
Никто в далекую дорогу
Его теплее не одел,
Никто не обнял у порога
И вслед ему не поглядел.
В нетопленной, разбитой бане
Ночь скоротавши, как зверек,
Как долго он своим дыханьем
Озябших рук согреть не мог!
Но по щеке его ни разу
Не проложила путь слеза.
Должно быть, слишком много сразу
Увидели его глаза.
Все видевший, на все готовый,
По грудь проваливаясь в снег,
Бежал к своим русоголовый
Десятилетний человек.
Он знал, что где-то недалече,
Выть может, вон за той горой,
Его, как друга, в темный вечер
Окликнет русский часовой.
И он, прижавшийся к шинели,
Родные слыша голоса,
Расскажет все, на что глядели
Его недетские глаза.
Сергей Михалков

Мальчик из села Поповки
Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок –
Последний гражданин села.
Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы –
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.
При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.
Самуил Маршак
Саласпилс
Захлебнулся детский крик
И растаял словно эхо,
Горе скорбной тишиной
Проплывает над Землей,
Над тобой и надо мной…
Шелестит листвой платан
Над гранитною плитою.
Он любимых пережил,
Он им верность сохранил;
Здесь когда-то лагерь был…
Не несут сюда цветов,
Здесь не слышен стон набатный;
Только ветер много лет,
Заметая страшный след
Кружит фантики конфет…
Детский лагерь Саласпилс —
Кто увидел не забудет.
В мире нет страшней могил,
Здесь когда-то лагерь был —
Лагерь смерти Саласпилс…
На гранитную плиту
Положи свою конфету…
Он как ты ребенком был,
Как и ты он их любил,
Саласпилс его убил…
Я. Голяков
Дети в Освенциме
Мужчины мучили детей.
Умно. Намеренно. Умело.
Творили будничное дело,
Трудились – мучили детей.
И это каждый день опять:
Кляня, ругаясь без причины…
А детям было не понять,
Чего хотят от них мужчины.
За что – обидные слова,
Побои, голод, псов рычанье?
И дети думали сперва,
Что это за непослушанье.
Они представить не могли
Того, что было всем открыто:
По древней логике земли,
От взрослых дети ждут защиты.
А дни всё шли, как смерть страшны,
И дети стали образцовы.
Но их всё били.
Так же.
Снова.
И не снимали с них вины.
Они хватались за людей.
Они молили. И любили.
Но у мужчин «идеи» были,
Мужчины мучили детей.
Я жив. Дышу. Люблю людей.
Но жизнь бывает мне постыла,
Как только вспомню: это – было!
Мужчины мучили детей!
Наум Коржавин
Тыловое детство
Каких несчастий и какой тоски
Вкусило наше пасмурное детство…
Росли в жестоких играх босяки,
Весь тыл отцовский получив в наследство.
Нас голод сбил в компании шальные,
И, мудрые и злые огольцы,
Мы обходили рынки и пивные,
Хватая «беломор» и огурцы.
Мужчины ушли по смертельной дороге:
Грехи отпускала святая война,
И жалким старухам и старцам убогим
Последнюю мелочь бросала шпана.
Я сытости доныне не приемлю:
Набитое нутро смиряет злость.
Я землю даже ел, когда на землю
Варенье у кого-то пролилось.
Союзники выписывали визу
На ящике «Detroute for Stalingrad»,
И я глотал в больнице по ленд-лизу
От слёз, наверно, горький шоколад.
Далёкие годы, тревожные годы…
Бежали на фронт из тылов пацаны.
Прошла беспризорная наша свобода.
Четыре ли года? — Нет, века войны.
Сегодня в моде книги и уют.
Где вы, мальчишки, что клялись мне в дружбе?
Одни пропали, а другие пьют,
А третьи слишком высоко по службе.
Вы, юные, чуть-чуть крупнее нас,
Живя в тепле, умнея понемногу,
Отстали вы от нас на целый класс —
На страшный класс войны, и слава Богу!
К слезам материнским мы были нестроги,
И очень легко повзрослеть было нам.
И этой тревоги, и этой дороги
Я вам не желаю и вам не отдам.
Александр Дольский
***
В блокадных днях
Мы так и не узнали:
Меж юностью и детством
Где черта?
Нам в сорок третьем
Выдали медали,
И только в сорок пятом —
Паспорта.
И в этом нет беды…
Но взрослым людям,
Уже прожившим многие года,
Вдруг страшно оттого,
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее,
Чем тогда…
Ю. Воронов
В пилотке мальчик босоногий
В пилотке мальчик босоногий
С худым заплечным узелком
Привал устроил на дороге,
Чтоб закусить сухим пайком.
Горбушка хлеба, две картошки –
Всему суровый вес и счет.
И, как большой, с ладони крошки
С великой бережностью – в рот.
Стремглав попутные машины
Проносят пыльные борта.
Глядит, задумался мужчина.
– Сынок, должно быть сирота?
И на лице, в глазах, похоже, –
Досады давнишняя тень.
Любой и каждый всё про то же,
И как им спрашивать не лень.
В лицо тебе серьезно глядя,
Еще он медлит рот открыть.
– Ну, сирота. – И тотчас: – Дядя,
Ты лучше дал бы докурить.
Александр Твардовский
Сыны полков
Горнили «К бою» трубы полковые,
Военный гром катился над страной.
Вставали в строй мальчишки боевые
На левый фланг, на левый фланг,
В солдатский строй.
Великоваты были им шинели,
Во всем полку сапог не подобрать.
Но все равно в боях они умели
Не отставать, не отступать
И побеждать.
В войне победа даром не дается,
Дорога к ней длинна и нелегка.
Но шел вперед на запад Ваня Солнцев
Шел на Берлин Отчизны сын
И сын полка.
Тянули связь военные мальчишки,
Катили в бой на танковой броне.
Валились с ног в минуту передышки
И в час ночной неслись домой
В коротком сне.
Где вы сейчас, мальчишки боевые?
Вы по весне прислушайтесь порой.
Зовут героев трубы полковые
На правый фланг, на правый фланг
В солдатский строй.
Вольт Суслов
Губы
Я помню те усталые вагоны.
Военный быт – до мелких мелочей…
На мальчике несмятые погоны
И гулы самых искренних речей.
И губы – ученические губы…
Так чист был их нетронутый овал.
Ни в роще, ни в подъезде, ни у клуба
Девчонок он ещё не целовал.
И время ни одной чертой упрямой
Не тронуло ещё его лица.
И знал он в жизни только губы мамы
Да – реже – губы жёсткие отца.
Звучала клятва… Ветром доносило.
Окопный запах – им весь мир пропах…
И первая накапливалась сила
В мальчишеских доверчивых губах.
Их обожгло не поцелуем горьким.
Не сладким поцелуем в час луны.
А огоньком моршанским от махорки,
Полученной с ладони старшины.
…Когда упал он, встретив пулю злую,
Лицом к земле, губами шевеля, —
Нежней и бескорыстней поцелуя,
Наверное, не ведала Земля.
В. Туркин
Несовместимы дети и война
Играют дети всей земли в войну,
Но разве о войне мечтают дети?
Пусть только смех взрывает тишину
На радостной безоблачной планете.
Мы пушки сохраним, чтоб дать салют,
Стволы их станут трубами органа,
И в дружном хоре голоса сольют,
Под мирным небом в песне мира страны!
Чтоб без войны все в мире жить могли,
Пусть льдинки злобы и вражды растают.
Дружить давайте, дети всей земли,
Пусть наша дружба с нами вырастает.
Над вьюгами и стужами седыми
Вновь торжествует юная весна!
И как огонь с водой несовместимы,
Несовместимы дети и война!
Текст песни. Автора не знаю.

Серия сообщений «Война»:
Часть 1 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 1 — ГЕЛИЙ КОРЖЕВ)
Часть 2 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 2 — АЛЕКСАНДР ДЕЙНЕКА)

Часть 31 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ — 31 ВЕТЕРАНЫ С ВАЛААМА. РИСУНКИ ГЕННАДИЯ ДОБРОВА.)
Часть 32 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 32 — ЭТОТ ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ… № 2)
Часть 33 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 33 — ДЕТИ ВОЙНЫ. ФОТОАЛЬБОМ.)
Часть 34 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 34 — ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ МОЕЙ СТАЛО… № 2)
Часть 35 — СЕРИЯ «ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ» (ЧАСТЬ 35 — ЧТО-ТО С ПАМЯТЬЮ МОЕЙ СТАЛО… № 3)

«У войны не детское лицо…» Дети и война в стихотворениях российских поэтов.

Конкурс проектных и исследовательских работ

«Мой первый проект!»

«У войны не детское лицо…»

Дети и война в стихотворениях российских поэтов

Вид работы – исследовательская работа

Секция – русский язык, литература

Авторы

Кожемяко Анастасия, Смагина Наталья

ученицы 7 класса

филиала МОУ СОШ п. Кушумский

в селе Верхний Кушум

Руководитель

Аннина Галина Сергеевна

учитель I квалификационной категории

филиала МОУ СОШ п. Кушумский

в селе Верхний Кушум

Аннотация

Тема данного исследования – «У войны не детское лицо». Мы считаем, что это аксиома, то есть утверждение, не требующее доказательств. Но мы всё равно решили на материале стихотворений о Великой Отечественной войне показать, что дети и война – это несовместимые понятия. Считаем, что тема работы актуальна, так как война – это самое плохое, что может произойти с человечеством, и все люди на планете Земля должны помнить об этом.

План

I. Вступление. Тема, актуальность темы. Цели и задачи.

II Основная часть. Дети – герои стихотворений о Великой Отечественной войне.

1. Детская тема в поэзии первых месяцев войны.

2. Дети блокадного Ленинграда.

3. Юные узники концлагерей.

III. Заключение.

I Вступление: тема, актуальность темы; цели и задачи

Тема нашего исследовательского проекта – «У войны не детское лицо…». Предмет исследования – «Дети и война в стихотворениях российских поэтов».

Почему военная тема? Как нам кажется, это наиболее актуальная тема сейчас, накануне 70-летия Великой Победы, когда наиболее остро воспринимаешь ту трагедию целого мира и нашей страны особенно. Кроме того, драматические события, происходящие на Украине, тоже никого не оставляют равнодушными.

Почему дети на войне? Потому что, на наш взгляд, дети и война – понятия несовместимые. Название своего проекта мы взяли из стихотворения современной поэтессы Ирины Савельевой «У войны не детское лицо». Это утверждение, тезис, а доказательства справедливости данного суждения будет целью нашей работы.

Перед нами стояли следующие задачи:

— прочитать стихотворения на данную тему;

— проследить развитие темы в поэзии 20-21 веков;

— постараться донести до читателя высокий патриотизм стихотворений о войне, показать мужество маленьких героев.

Когда мы прочитали стихотворение Ирины Савельевой, мы поняли, в каком направлении проводить наше исследование, потому что в этом стихотворении отразились все трагические испытания детей в годы Великой Отечественной войны.

У войны не детской лицо!

Но в глаза детей смотрела смерть…

Не щадила маленьких бойцов,

Им пришлось до срока повзрослеть.

Звание такое «сын полка»,

Мужества святого колыбель!

Это ничего, что велика

На него солдатская шинель.

У него в отца бойцовский нрав,

Быть и не могло другой судьбы

У того, кто с гордостью читал

В старом Букваре: «Мы не ра-бы!»

Храбрости ему не занимать,

По плечу мальчонке ратный труд.

Заслонял собой мальчишка мать,

Ту, что люди Родиной зовут!

Для кого-то громкие слова,

Для него – колодец во дворе,

На лугу высокая трава,

Первая страничка в Букваре.

Их большая дружная семья,

Сказка довоенных, светлых лет,

Озорные, школьные друзья

И на Новый год кулёк конфет…

Мамины прекрасные глаза,

Сердцу милый старенький их дом,

В кружевных салфетках образа,

Хлеб ржаной с топлёным молоком.

Девочка с соседнего двора,

За которой он носил портфель.

На параде громкое: «Ура!»

И в шкафу отцовская шинель.

У войны не детское лицо,

Но в бою не разглядеть лица…

Щедро начиняла смерть свинцом

Юные, мальчишечьи сердца.¹

II Дети – герои стихотворений о Великой Отечественной войне.

  1. Детская тема в поэзии первых месяцев войны.

Когда началась война, первыми откликнулись на неё поэты, представители «малых» жанров. Первое стихотворение о войне, как известно, «Священная война» Василия Лебедева-Кумача. В этом стихотворении впервые прозвучали чувства, охватившие всех советских людей, — негодование, боль, гнев, готовность немедленно встать на защиту Родины. И эти чувства разделял весь народ: взрослые и дети, молодые и старики, женщины и мужчины.

Дети встретили войну в разном возрасте. Кто-то совсем крохой, кто-то подростком, кто-то был на пороге юности. Герой стихотворения А.Иоффе говорит:

Его я узнал не из книжки –

Жестокое слово – война!

Прожектором яростной вспышки

К нам в детство врывалась она.

В те дни мы в войну не играли –

Мы просто дышали войной.²

¹ http://literature.do.am/publ/

² http://www.chitalnya.ru/

Война застала ребёнка в больших городах и маленьких деревеньках, дома и в гостях у бабушки, на переднем крае войны и в глубоком тылу.

Невозможно спокойно читать строки С.Я.Маршака об одном из таких мальчишек, внезапно оставшемся без защиты взрослых в стихотворении «Мальчик из села Поповки».

Среди сугробов и воронок

В селе, разрушенном дотла,

Стоит, зажмурившись, ребёнок –

Последний гражданин села.

Испуганный котёнок белый,

Обломок печки и трубы –

И это всё, что уцелело

От прежней жизни и избы.

Стоит белоголовый Петя

И плачет, как старик, без слёз,

Три года прожил он на свете,

А что узнал и перенёс!

При нём избу его спалили,

Угнали маму со двора,

И в наспех вырытой могиле

Лежит убитая сестра.

Не выпускай, боец, винтовки,

Пока не отомстишь врагу

За кровь, пролитую в Поповке,

И за ребёнка на снегу.¹

В этом стихотворении, как и в других, написанных в первые месяцы войны, автор не скрывает, не сглаживает драматизм и накал ужасной сцены, его цель – призвать к справедливой мести врагу. И деревня с таким русским названием Поповка, и имя мальчика Петя, подчёркнуто привычное, знакомое, напоминают, что враг топчет нашу родную землю.

Такой же мотив звучит и в известном стихотворении Константина Симонова «Майор привёз мальчишку на лафете…» Его маленький герой, уже успевший потерять мать, возвращается вместе с отцом из Бреста, пережив столько, что «эти десять дней» «на том и этом свете» ему зачтутся за десять лет. Звучит парадоксально, но единственно надёжное место теперь, по мнению отца, для этого «седого мальчишки» — лафет пушки, к которому он привязан. И вновь звучит напоминание о долге:

¹ http://www.chitalnya.ru/

Ты это горе знаешь понаслышке,

А нам оно оборвало сердца.

Кто раз увидел этого мальчишку,

Домой прийти не сможет до конца.¹

Маленькие герои войны лишены детства. Поэты часто, рисуя их портреты, подчёркивают одну деталь – недетский взгляд, тоскливые глаза детей.

Глаза девчонки семилетней

Как два померкших огонька.

На детском личике заметней

Большая, тяжкая тоска.

Она молчит, о чём ни спросишь,

Пошутишь с ней, — молчит в ответ.

Как будто ей не семь, не восемь,

А много, много горьких лет, — так написала Агния Барто в стихотворении «В дни войны».²

Поэт Борис Пастернак в стихотворении «Страшная сказка», написанном в 1941 году, проводит историческую параллель между ужасами фашизма и злодеяниями иудейского царя Ирода в Вифлееме.

Всё переменится вокруг.

Отстроится столица.

Детей разбуженных испуг

Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,

Изборождавший лица.

Сторицей должен будет враг

За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.

Сполна зачтётся время,

Когда он делал, что хотел,

Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.

Исчезнут очевидцы.

Мученья маленьких калек

Не смогут позабыться.

¹ Симонов К. Сочинения Т.1, стр.97 «Художественная литература» М. 1952

² http://www.chitalnya.ru/

³ Пастернак Б. Избранное в 2-х книгах, книга 1.М. «Просвещение» 1991

2. Дети блокадного Ленинграда.

Ленинград. Какая страшная трагедия заключена в этом слове! Фашисты хотели уничтожить город, сломить мужество его защитников. Но город выстоял. Выстоял ценой страданий, стойкости, решительности защитников Ленинграда. На протяжении долгих дней и ночей блокады рядом со взрослыми страдали дети.

Об одном из таких ребят написал поэт Игорь Ринк в стихотворении «Мальчик из блокады».

От голода не мог и плакать громко,

Ты этого не помнишь ничего,

Полуживым нашли тебя в обломках

Девчата из дружины ПВО.

И кто-то крикнул: «Девочки, возьмёмте!»

И кто-то поднял бережно с земли.

Вложили в руку чёрствый ломтик,

Закутали и в роту принесли.

Чуть поворчав на выдумку такую,

Их командир, хоть был он очень строг,

Тебя вписал солдатом в строевую,

Как говорят, на котловой паёк.

А девушки, придя со смены прямо,

Садились, окружив твою кровать,

И ты вновь обретённым словом «мама»

Ещё не знал, кого из них назвать.¹

Известная поэтесса Ольга Берггольц создала целый поэтический дневник, посвящённый защитникам Ленинграда – взрослым и детям. Самые проникновенные строки посвящены маленьким жителям города. Рассказывая об их страданиях от голода, ранений, она обращается ко всем людям, проклинает тех, кто несёт ужас и смерть, кто разжигает войны на Земле.

Пусть голосуют дети.

Я в госпитале мальчика видала.

При нём снаряд убил сестру и мать.

Ему ж по локоть руки оторвало.

А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.

Любил ловить зелёный круглый мяч…

И вот лежал – и застонать боялся.

Он знал уже: в бою постыден плач.

¹http://www.stihi.ru/avtor/zhdanov1&book=9#9

Лежал тихонько на солдатской койке,

Обрубки рук вдоль тела протянув…

О, детская немыслимая стойкость!

Проклятье разжигающим войну!

Проклятье тем, кто там, за океаном,

За бомбовозом строит бомбовоз,

И ждёт невыплаканных детских слёз,

И детям мира вновь готовит раны.

Пусть уличит истерзанное детство

Тех, кто войну готовит, — навсегда,

Чтоб некуда им было больше деться

От нашего грядущего суда.¹

Дети блокадного Ленинграда жили, мечтая о том, чтобы снова наступил мир, чтобы вернулись беззаботные, счастливые довоенные дни. Об этом стихотворение Игоря Ринка «Мечты блокадного мальчишки».

На окнах – надоевшие кресты…

И сутки не смолкает канонада,

А светлые мальчишечьи мечты

Ведут меня по дедовому саду.

Так хочется дотронуться рукой

До яблочной прозрачно-спелой кожи,

Увидеть вновь улыбки и покой

На лицах торопящихся прохожих!

Так хочется, чтоб мамочка моя,

Как прежде, заразительно смеялась,

Израненная взрывами земля

В цветочных росах снова искупалась!

Бумажным лёгким змеем с ветерком

Умчаться ввысь распахнутого неба.

И съесть – взахлёб! До крошки! Целиком!

Буханку вкусно пахнущего хлеба!²

¹ http://санктпетербургъ.рф/23-o-blokade.html

² http://www.stihi.ru/avtor/zhdanov1&book=9#9

3. Юные узники лагерей.

Те дети, кто не погиб на войне, от бомбёжек или голода, погибали в лагерях. Дахау, Освенцим, Саласпилс. Последний – самый страшный из них, потому что в нём был детский лагерь смерти. Дети становились подопытным материалом, из них выкачивали кровь. Не щадили никого. Несмотря на зимнюю стужу, привезённых детей голыми и босыми полкилометра гнали в барак, носивший наименование бани, где заставляли их мыться холодной водой. Затем таким же порядком детей, старший из которых не достигал ещё 12-летнего возраста, гнали в другой барак, в котором голыми держали их на холоде по пять-шесть суток.

Сергей Михалков писал именно об этих мучениках в стихотворении «Детский ботинок».

Занесённый в графу

С аккуратностью чисто немецкой,

Он на складе лежал

Среди обуви взрослой и детской.

Его номер по книге:

«Три тысячи двести девятый».

«Обувь детская. Ношена.

Правый ботинок. С заплатой…»

Кто чинил его? Где?

В Мелитополе? В Кракове? В Вене?

Кто носил его? Владек?

Или русская девочка Женя?

Как попал он сюда, в этот склад,

В этот список проклятый,

Под порядковый номер

«Три тысячи двести девятый»?

Неужели другой не нашлось

В целом мире дороги,

Кроме той, по которой

Прошли эти детские ноги

В это страшное место,

Где вешали, жгли и пытали,

А потом хладнокровно

Одежду убитых считали?

Здесь на всех языках

О спасенье пытались молиться:

Чехи, греки, евреи,

Французы, австрийцы, бельгийцы.

Здесь впитала земля

Запах тлена и пролитой крови

Сотен тысяч людей

Разных наций и разных сословий…

Час расплаты пришёл!

Палачей и убийц – на колени!

Суд народов идёт

По кровавым следам преступлений.

Среди сотен улик –

Этот детский ботинок с заплатой.

Снятый Гитлером с жертвы

Три тысячи двести девятой.¹

Обычная вещь – детский ботинок с заплатой – становится символом ужасов войны, кричит о том, что дети и война – понятия несовместимые.

Ещё одно стихотворение «Дети в Освенциме» написано известным в XX веке поэтом Наумом Коржавиным.

Мужчины мучили детей.

Умно. Намеренно. Умело.

Творили будничное дело,

Трудились – мучили детей.

И это каждый день опять:

Кляня, ругаясь без причины…

А детям было не понять, Чего хотят от них мужчины.

За что – обидные слова,

Побои, голод, псов рычанье?

И дети думали сперва,

Что это за непослушанье.

Они представить не могли

Того, что было всем открыто:

По древней логике земли,

От взрослых дети ждут защиты.

А дни всё шли, как смерть страшны,

И дети стали образцовы.

Но их всё били.

Так же.

Снова.

И не снимали с них вины.

Они хватались за людей.

Они молили. И любили.

Но у мужчин «идеи» были,

Мужчины мучили детей.

¹ http://ruslib.org/books/mihalkov_sergey/stihi-read.html

Я жив. Дышу. Люблю людей.

Но жизнь бывает мне постыла,

Как только вспомню: это – было!

Мужчины мучили детей!¹

Трагическое противопоставление: сильные мужчины – «защитники» и хрупкие дети! Те, кто самой природой предназначен охранять уязвимые детские жизни, предстают в стихотворении убийцами и мучителями.

В памятке фашистского солдата были такие слова: «..Нет нервов, сердца. Жалости – ты сделан из немецкого железа. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик».

И они не щадили, не щадили даже детей. Подростков отрывали от родителей, угоняли в Германию, в концлагеря, подвергали пыткам, безжалостно расстреливали.

Татарский поэт Муса Джалиль назвал этих беспощадных убийц «варварами» и «дикарями», а их «деяния» — «варварством».

Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят…

Рассказывая о расстреле безвинных жертв, поэт восклицает:

Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,

Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз

Такой позор и варварство такое?²

Немногие дети, узники лагерей, выжили и были возвращены на Родину. Возвращение это было трудным. Один из таких эпизодов описан в стихотворении Леонида Серого «Венский вокзал в сорок пятом».

Я помню «Западный» вокзал. Так, не вокзал – одно названье.

Сраженья гул ушёл на запад и постепенно вовсе смолк.

На рельсах сидя отдыхал прошедший укомплектованье,

А проще – заново рождённый, наш боевой стрелковый полк.

¹ http://korzhavin.ouc.ru/deti-v-osvencime.html

² http://lit.peoples.ru/poetry/musa_jalil/

И на платформу вполз состав, идущий на восток куда-то,

Шёл медленно и осторожно, как бы стараясь не греметь.

В вагонах, в тех, что возят скот, стояли дети в полосатом

Так ужасающе худые, что жутко было посмотреть.

Состав вздохнул и тихо встал, поскрипывая тормозами.

В другое время я бы думал, что это зрения изъян –

Скелетики в товарняках с пустыми тёмными глазами.

Одни глаза. Сейчас такими рисуют инопланетян.

Впечатление, которое произвело появление этого состава с «детьми в полосатом», поэт обозначил ёмким словом – «шок». Все, кто стоял на платформе. – солдаты, «две местных тётки с узелками» — вдруг будто очнувшись, бросились к вагонам, «протягивая этим детям всё, что имели за душой».

Тушёнка, сахар, сухари, всё из потаек извлекалось,

Трофейный шоколад, галеты, компот, трофейная халва,

И мужики, в бою – зверьё, всё повидавшие, пытались,

Сквозь неудержанные слёзы, найти поласковей слова.

Сопровождавшие детей медсёстры-девушки примчали,

Они метались вдоль состава, весь полк пытаясь вразумить,

Отталкивая нас назад, они рыдали и кричали –

Солдатики, остановитесь! Нельзя! Нельзя детей кормить!

Пришедшие на тот перрон две местных тётки с узелками

Упали разом на колени там, где стояли, в пыль и грязь,

И, наклонившись до земли, и, заслонив лицо руками,

Раскачиваясь, жутко выли, то ли казнясь, то ли молясь.

Гнетущий хор людской беды звучал нелепо и нестройно,

Народ не мог остановиться в порыве чувства своего.

И только дети в полутьме стояли тихо и спокойно

И их глаза на бледных лицах не выражали ничего.

До нас дошло – кормить нельзя! Мы всё сложили аккуратно

На полках первого вагона, где был устроен лазарет.

В последний раз я в те глаза взглянул, и стало мне понятно…

В тот миг отчётливо и ясно я осознал – что бога нет!!

Война не ждёт, мы шли вперёд, наш мир нуждается в защите.

Недалеко в моей колонне шёл пожилой седой солдат

И всё шептал: — Простите, деточки…Ох, деточки, простите…

Как будто он и правда в чём-то был перед ними виноват.¹

¹ http://www.stihi.ru/2007/04/07-1919

Мотив вины перед погибшими участниками войны, перед выжившими детьми и взрослыми стал звучать в стихотворениях последних лет войны и – особенно – в послевоенной лирике.

Не раз о своём чувстве вины говорил поэт Александр Твардовский.

Две строчки.

Из записной потёртой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далёко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А всё ещё бегом бежал,

Да лёд за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,

С чего – ума не приложу,-

Мне жалко той судьбы далёкой,

Как будто мёртвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примёрзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.¹

Ещё более откровенно об испытываемом им чувстве вины Твардовский написал позже, после войны.

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они — кто старше, кто моложе —

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, —

Речь не о том, но все же, все же, все же…²

¹ http://lit.peoples.ru/poetry/

² http://www.kostyor.ru/poetry/

Многие писатели и поэты, бывшие солдаты, признаются, что война никогда не оставляет их, что тема войны стала основной в их творчестве.

Таков поэт Алексей Молчанов. Его герои – дети блокадного Ленинграда, дети войны, все «13 миллионов детей, погибших во Второй мировой войне». Их памяти посвящено следующее стихотворение.

Тринадцать миллионов детских жизней
Сгорело в адском пламени войны.
Их смех фонтанов радости не брызнет
На мирное цветение весны.

Мечты их не взлетят волшебной стаей
Над взрослыми серьезными людьми,
И в чём-то человечество отстанет,
И в чём-то обеднеет целый мир.

Тех, кто горшки из глины обжигают,
Хлеба растят и строят города,
Кто землю по-хозяйски обживают
Для жизни, счастья, мира и труда.

Без них Европа сразу постарела,
На много поколений недород
И грусть с надеждой, как в лесу горелом:
Когда ж подлесок новый станет в рост?

Им скорбный монумент воздвигнут в Польше,
А в Ленинграде – каменный Цветок,
Чтоб в памяти людей остался дольше
Прошедших войн трагический итог.

Тринадцать миллионов детских жизней —
Кровавый след коричневой чумы.
Их мертвые глазёнки с укоризной
Глядят нам в душу из могильной тьмы,

Из пепла Бухенвальда и Хатыни,
Из бликов пискаревского огня:
«Неужто память жгучая остынет?
Неужто люди мир не сохранят?»

Их губы запеклись в последнем крике,
В предсмертном зове милых мам своих…
О, матери стран малых и великих!
Услышьте их и помните о них!¹

Алексей Молчанов, совсем молодой поэт, размышляет о том, что волнует всех неравнодушных людей: о необходимости помнить об ужасах войны, чтобы это никогда не повторилось.

¹ http://stranakids.ru/deti-voiny/5/

Прошла война, прошла страда,

Но боль взывает к людям:

Давайте, люди, никогда

Об этом не забудем.

Пусть память верную о ней

Хранят, об этой муке,

И дети нынешних детей,

И наших внуков внуки.¹

Призыв «хранить память», прозвучавший в поэме А.Твардовского «Дом у дороги», пронизывает все произведения о войне. Он обращён и к нам, детям 21 века. Об этом напоминает стихотворение Надежды Горлановой «Детям 21 века».

Это праздник мой и твой,
Это праздник детский
На планете на большой
Радуются дети.
Пусть на Севере — снега,
А на Юге — жарко!
Пусть подружат навсегда
Негр, якут, болгарка.
Чтобы жили без войны
Дети Украины,
Бомбы рваться не должны,
Не взрывались мины.
Пусть во всех краях земли
Будет всем уютно
Люди мирно жить должны
Для детей и внуков.
Чтоб трудился человек,
Дети все учились,
Чтобы двадцать первый век
Стал для всех счастливей.
Чтоб не знала детвора
Никаких болезней,

¹ http://www.kostyor.ru/poetry/

Чтобы воздух и вода
Были всем полезней.

Чтоб кругом цвели сады,
Зеленело поле,
Чтоб смотрело с высоты
Небо голубое.
Чтобы солнце над землей
Никогда не гасло!
Чтобы было нам с тобой
На земле прекрасно!¹

III Заключение.

Цель нашего проекта – доказать, что у войны не детское лицо. Исследуя поэтические произведения о судьбах детей на войне, мы убедились, что война и дети – понятия несовместимые. Дети военного поколения не знали радостей детства, были лишены ласки матери, заботы отца. Многие из них (точнее, 13 миллионов) погибли, не выдержав тяжких испытаний, на которые их обрёк фашизм.

Важнейшей задачей проекта было напомнить об этих трагических событиях в истории нашей Родины, потому что нельзя допустить, чтобы гибли люди, страдали дети. Нам кажется, что эти цели и задачи реализованы.

Закончить работу мы хотели бы словами из стихотворения Валентины Салий «О детях войны»:

Детям, пережившим ту войну,

Поклониться нужно до земли!

В поле, в оккупации, в плену

Продержались, выжили, смогли!

Дочери страны! Её сыны!

Чистые пред Родиной и Богом!

На земле осталось вас немного.

Девочки и мальчики войны!

Мира вам, здоровья, долголетья,

Доброты, душевного тепла!

И пускай нигде на целом свете

Детство вновь не отберёт война!²

¹ http://www.stihi.ru/

² http://stranakids.ru/deti-voiny/

Литература и другие источники.

1. Пастернак Б. Избранное в 2-х книгах, книга 1.М. «Просвещение» 1991

2. Симонов К. Сочинения Т.1, стр.97 «Художественная литература» М. 1952

http://www.stihi.ru/avtor/zhdanov1&book=9#9

http://санктпетербургъ.рф/23-o-blokade.html

Храм-памятник в честь святителя Николая Чудотворца

Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой…
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей…

С. Орлов

***

Нет войны

С. Михалков

Спать легли однажды дети –
Окна все затемнены.
А проснулись на рассвете –
В окнах свет – и нет войны!

Можно больше не прощаться
И на фронт не провожать –
Будут с фронта возвращаться,
Мы героев будем ждать.

Зарастут травой траншеи
На местах былых боёв.
С каждым годом хорошея,
Встанут сотни городов.

И в хорошие минуты
Вспомнишь ты и вспомню я,
Как от вражьих полчищ лютых
Очищали мы края.

Вспомним всё: как мы дружили,
Как пожары мы тушили,
Как у нашего крыльца
Молоком парным поили
Поседевшего от пыли,
Утомлённого бойца.

Не забудем тех героев,
Что лежат в земле сырой,
Жизнь отдав на поле боя
За народ, за нас с тобой…

Слава нашим генералам,
Слава нашим адмиралам
И солдатам рядовым –
Пешим, плавающим, конным,
Утомлённым, закалённым!
Слава павшим и живым –
От души спасибо им!

***

Обелиски

А. Терновский

Стоят в России обелиски,
На них фамилии солдат…
Мои ровесники мальчишки
Под обелисками лежат.
И к ним, притихшие в печали,
Цветы приносят полевые
Девчонки те, что их так ждали,
Теперь уже совсем седые.

***

День Победы

Т. Белозеров

Майский праздник —
День Победы
Отмечает вся страна.
Надевают наши деды
Боевые ордена.

Их с утра зовёт дорога
На торжественный парад.
И задумчиво с порога
Вслед им бабушки глядят.

***

Что за праздник?

Н. Иванова

В небе праздничный салют,
Фейерверки там и тут.
Поздравляет вся страна
Славных ветеранов.

А цветущая весна
Дарит им тюльпаны,
Дарит белую сирень.
Что за славный майский день?

***

Победа

Песни фронтовые,
Награды боевые,
Красные тюльпаны,
Встречи ветеранов
И салют в полнеба,
Огромный, как Победа.

Что такое День Победы

А. Усачёв

Что такое День Победы?
Это утренний парад:
Едут танки и ракеты,
Марширует строй солдат.

Что такое День Победы?
Это праздничный салют:
Фейерверк взлетает в небо,
Рассыпаясь там и тут.

Что такое День Победы?
Это песни за столом,
Это речи и беседы,
Это дедушкин альбом.

Это фрукты и конфеты,
Это запахи весны…
Что такое День Победы –
Это значит – нет войны.

***

День памяти

День памяти –
Победы праздник,
Несут венков
Живую вязь,
Тепло букетов
Красок разных,
Чтоб не терялась
С прошлым связь.
И плиты скорбные согреты
Цветов дыханьем полевым.
Прими, боец,
Как дар, всё это
Ведь это нужно
Нам,
Живым.

***

Старый снимок

С. Пивоваров

Фотоснимок на стене –
В доме память о войне.
Димкин дед
На этом фото:
С автоматом возле дота,
Перевязана рука,
Улыбается слегка…

Здесь всего на десять лет
Старше Димки
Димкин дед.

На радио

Письмо я старался
Писать без помарок:
«Пожалуйста, сделайте
Деду подарок…»

Был долго в пути
Музыкальный привет.

Но вот подошёл
И обнял меня дед –
Пришла к нему в праздник
9 Мая
Любимая песня его
Фронтовая.

***

У обелиска

Застыли ели в карауле,
Синь неба мирного ясна.
Идут года. В тревожном гуле
Осталась далеко война.

Но здесь, у граней обелиска,
В молчанье голову склонив,
Мы слышим грохот танков близко
И рвущий душу бомб разрыв.

Мы видим их — солдат России,
Что в тот далёкий грозный час
Своею жизнью заплатили
За счастье светлое для нас…

Рассказ ветерана

Я, ребята, на войне
В бой ходил, горел в огне.
Мёрз в окопах под Москвой,
Но, как видите, — живой.
Не имел, ребята, права
Я замёрзнуть на снегу,
Утонуть на переправах,
Дом родной отдать врагу.
Должен был прийти я к маме,
Хлеб растить, косить траву.
В День Победы вместе с вами
Видеть неба синеву.
Помнить всех, кто в горький час
Сам погиб, а землю спас…
Я веду сегодня речь
Вот о чём, ребята:
Надо Родину беречь
По-солдатски свято!

***

Никто не забыт

А. Шамарин

«Никто не забыт и ничто не забыто» —
Горящая надпись на глыбе гранита.

Поблекшими листьями ветер играет
И снегом холодным венки засыпает.

Но, словно огонь, у подножья – гвоздика.
Никто не забыт и ничто не забыто.

***

Дедушкины друзья

Май… Вовсю щебечут птицы,
И парад идёт в столице.
В орденах шагают деды.
Поздравляем с Днём Победы!

Приходят к дедушке друзья,
Приходят в День Победы.
Люблю подолгу слушать я
Их песни и беседы.

Горят на солнце золотом
Награды боевые,
И входят в дом,
В наш мирный дом,
Дороги фронтовые.

Я молча рядышком сижу,
Но кажется порою,
Что это я в прицел гляжу,
Что я готовлюсь к бою.

Приходят к дедушке друзья
Отпраздновать Победу.
Всё меньше их,
Но верю я:
Они опять приедут.

***

Дедушкин портрет

В. Туров

Бабушка надела ордена
И сейчас красивая такая!
День Победы празднует она,
О войне великой вспоминая.
Грустное у бабушки лицо.
На столе солдатский треугольник.
Дедушкино с фронта письмецо
Ей читать и нынче очень больно.
Смотрим мы на дедушкин портрет
И разводим ручками с братишкой:
— Ну какой, какой же это дед?
Он же ведь совсем ещё мальчишка!

***

Вечный огонь

Над могилой, в тихом парке
Расцвели тюльпаны ярко.
Вечно тут огонь горит,
Тут солдат советский спит.

Мы склонились низко-низко
У подножья обелиска,
Наш венок расцвёл на нём
Жарким, пламенным огнём.

Мир солдаты защищали,
Жизнь за нас они отдали.
Сохраним в сердцах своих
Память светлую о них!

Как продолжение жизни солдат
Под звёздами мирной державы
Цветы на ратных могилах горят
Венками немеркнущей славы.

***

Салют Победе

Салют и слава годовщине
Навеки памятного дня!
Салют Победе, что в Берлине
Огнём попрала мощь огня!
Салют её большим и малым
Творцам, что шли путём одним,
Её бойцам и генералам,
Героям павшим и живым,
Салют!

***

Погибшим и живым

Погибшим –
Быть бессменно на посту,
Им жить в названьях улиц и в былинах.
Их подвигов святую красоту
Отобразят художники в картинах.
Живым –
Героев чтить, не забывать,
Их имена хранить в бессмертных списках,
Об их отваге всем напоминать
И класть цветы к подножьям обелисков!

***

Нужен мир

Мир и дружба всем нужны,
Мир важней всего на свете,
На земле, где нет войны,
Ночью спят спокойно дети.
Там, где пушки не гремят,
В небе солнце ярко светит.
Нужен мир для всех ребят.
Нужен мир на всей планете!

***

Пусть будет мир!

Пусть пулемёты не строчат,
И пушки грозные молчат,
Пусть в небе не клубится дым,
Пусть небо будет голубым,
Пусть бомбовозы по нему
Не прилетают ни к кому,
Не гибнут люди, города…
Мир нужен на земле всегда!

***

Н. Томилина

День Победы 9 Мая –
Праздник мира в стране и весны.
В этот день мы солдат вспоминаем,
Не вернувшихся в семьи с войны.

В этот праздник мы чествуем дедов,
Защитивших родную страну,
Подарившим народам Победу
И вернувшим нам мир и весну!

***

Кто был на войне

Дочь обратилась однажды ко мне:
— Папа, скажи мне, кто был на войне?

— Дедушка Лёня — военный пилот —
В небе водил боевой самолёт.

Дедушка Женя десантником был.
Он вспоминать о войне не любил

И отвечал на вопросы мои:
— Очень тяжёлые были бои.

Бабушка Соня трудилась врачом,
Жизни спасала бойцам под огнём.

Прадед Алёша холодной зимой
Бился с врагами под самой Москвой.

Прадед Аркадий погиб на войне.
Родине все послужили вполне.

Много с войны не вернулось людей.
Легче ответить, кто не был на ней.

***

Поздравление дедушке к 9 мая

Поздравляю дедушку
С праздником Победы.
Это даже хорошо,
Что на ней он не был.

Был тогда, как я сейчас,
Маленького роста.
Хоть не видел он врага —
Ненавидел просто!

Он работал, как большой,
За горбушку хлеба,
Приближал Победы день,
Хоть бойцом и не был.

Стойко все лишенья снёс,
Расплатившись детством,
Чтобы в мире жил и рос
Внук его чудесно.

Чтоб в достатке и любви
Наслаждался жизнью,
Чтоб не видел я войны,
Дед мой спас Отчизну.

***

Медали

Ветеран – боец бывалый,
Повидал за жизнь немало.
Он с отвагою в бою
Защищал страну свою!

В День Победы засверкали
На груди его медали.
На груди его — медали!
Мы с сестрой их сосчитали.

Мы встречаем День Победы

А. Игебаев

Мы встречаем день Победы,
Он идёт в цветах, знамёнах.
Всех героев мы сегодня
Называем поимённо.

Знаем мы: совсем не просто
Он пришёл к нам — День Победы.
Этот день завоевали
Наши папы, наши деды.

И поэтому сегодня
Ордена они надели.
Мы, идя на праздник с ними,
Песню звонкую запели.

Эту песню посвящаем
Нашим папам, нашим дедам.
Нашей Родине любимой
Слава, слава в День Победы!

***

«Приходят к дедушке друзья»

Владимир Степанов

Приходят к дедушке друзья,
Приходят в День Победы.
Люблю подолгу слушать я
Их песни и беседы.

Я не прошу их повторять
Рассказов сокровенных:
Ведь повторять — опять терять
Товарищей военных,
Которых ищут до сих пор
Награды боевые,
Один — сержант, другой — майор.
А больше рядовые.

Я не прошу их каждый год
Рассказывать сначала
О том, как армия вперёд
С потерями шагала.
О том, какая там пальба,
Как в сердце метят пули…
«Война, — вздохнут они, — война.
А помнишь, как в июле?»

Я просто рядышком сижу,
Но кажется порою,
Что это я в прицел гляжу,
Что я готовлюсь к бою.

Что те. Кто письма пишут мне,
Уже не ждут ответа,
Что даже лето на войне —
Совсем другое лето.

Приходят к дедушке друзья
Отпраздновать Победу.
Всё меньше их, но верю я:
Они придут, приедут…

***

Нет, слово «мир» останется едва ли

В. Берестов

Нет, слово «мир» останется едва ли,
Когда войны не будут люди знать.
Ведь то, что раньше миром называли,
Все станут просто жизнью называть.

И только дети, знатоки былого,
Играющие весело в войну,
Набегавшись, припомнят это слово,
С которым умирали в старину.

***

Мальчик из села Поповки

С. Я. Маршак

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок —
Последний гражданин села.

Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы —
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.

Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.

При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.

Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

***

Красоту, что дарит нам природа…

А. Сурков

Красоту, что дарит нам природа,
Отстояли солдаты в огне,
Майский день сорок пятого года
Стал последнею точкой в войне.

За всё, что есть сейчас у нас,
За каждый наш счастливый час,
За то, что солнце светит нам,
Спасибо доблестным солдатам —
Нашим дедам и отцам.

Недаром сегодня салюты звучат
В честь нашей Отчизны,
В честь наших солдат!

***

День победы

Много лет тому назад
Был великий День победы.
День победы помнят деды
Знает каждый из внучат.
Светлый праздник День победы
Отмечает вся страна.
Наши бабушки и деды
Надевают ордена.
Мы про первый День победы
Любим слушать их рассказ
Как сражались наши деды
За весь мир и за всех нас.

***

Еще тогда нас не было на свете…

М. Владимов

Еще тогда нас не было на свете,
Когда гремел салют из края в край.
Солдаты, подарили вы планете
Великий Май, победный Май!
Еще тогда нас не было на свете,
Когда в военной буре огневой,
Судьбу решая будущих столетий,
Вы бой вели, священный бой!

Еще тогда нас не было на свете,
Когда с Победой вы домой пришли.
Солдаты Мая, слава вам навеки
От всей земли, от всей земли!

Благодарим, солдаты, вас
За жизнь, за детство и весну,
За тишину,
За мирный дом,
За мир, в котором мы живем!

***

Когда на бой смертельный шли вы…

А. Воскобойников

Когда на бой смертельный шли вы,
Отчизны верные сыны,
О жизни мирной и счастливой
Мечталось вам среди войны.

Вы от фашизма мир спасли,
Вы заслонили нас сердцами.
Поклон вам низкий до земли,
В долгу мы вечном перед вами.

Вы героически прошли
С боями все четыре года,
Вы победить врага смогли
И заслужить любовь народа.

Спасибо вам, отцы и деды,
Спасибо, братья и сыны
За ваш подарок к Дню Победы,
За главный праздник всей страны!

***

Солнце скрылось за горою…

А. Коваленков

Солнце скрылось за горою,
Затуманились речные перекаты,
А дорогою степною
Шли с войны домой советские солдаты.

От жары, от злого зноя
Гимнастерки на плечах повыгорали;
Свое знамя боевое
От врагов солдаты сердцем заслоняли.

Они жизни не щадили,
Защищяя отчий край — страну родную;
Одолели, победили
Всех врагов в боях за Родину святую.

Солнце скрылось за горою,
Затуманились речные перекаты,
А дорогою степною
Шли с войны домой советские солдаты.

Пусть небо будет голубым…

Н. Найденова

Пусть небо будет голубым,
Пусть в небе не клубится дым,
Пусть пушки грозные молчат
И пулеметы не строчат,
Чтоб жили люди, города…
Мир нужен на земле всегда!

***

На поляне, от лагеря близко…

В. Фетисов

На поляне, от лагеря близко,
Где багульник все лето цветет,
На дорогу глядят с обелиска
Пехотинец, матрос и пилот.

Отпечаток счастливого детства
Сохранился на лицах солдат,
Но уже никуда им не деться
От военной суровости дат.

«Вот в таком же зеленом июне, —
Нам сказал пожилой старшина, —
Забрала их, веселых и юных,
И домой не вернула война.

На рассвете, прижав автоматы,
Шли солдаты на штурм высоты…»

Нестареющим нашим вожатым
Мы к ногам положили цветы.

Имя

С. Погореловский

К разбитому доту
Приходят ребята,
Приносят цветы
На могилу солдата.
Он выполнил долг
Перед нашим народом.
Но как его имя?
Откуда он родом?
В атаке убит он?
Погиб в обороне?
Могила ни слова
О том не проронит.
Ведь надписи нет.
Безответна могила.
Знать, в грозный тот час
Не до надписей было.

К окрестным старушкам
Заходят ребята —
Узнать, расспросить их,
Что было когда-то.
— Что было?!
Ой, милые!..
Грохот, сраженье!
Солдатик остался
Один в окруженье.
Один —
А не сдался
Фашистскому войску.
Геройски сражался
И умер геройски.
Один —
А сдержал,
Поди, целую роту!..
Был молод, черняв,
Невысокого росту.
Попить перед боем
В село забегал он,
Так сказывал, вроде,
Что родом с Урала.
Мы сами сердечного
Тут схоронили —
У старой сосны,
В безымянной могиле.

На сельскую почту
Приходят ребята.
Письмо заказное
Найдёт адресата.
В столицу доставят
Его почтальоны.
Письмо прочитает
Министр обороны.
Вновь списки просмотрят,
За записью запись…
И вот они —
Имя, фамилия, адрес!
И станет в колонну
Героев несметных,
Ещё один станет —
Посмертно,
Бессмертно.

Старушку с Урала
Обнимут ребята.
Сведут её к сыну,
К могиле солдата,
Чьё светлое имя
Цветами увито…
Никто не забыт,
И ничто не забыто!

***

Пусть дети не знают войны

Войны я не видел, но знаю,
Как трудно народу пришлось,
И голод, и холод, и ужас —
Всё им испытать довелось.

Пусть мирно живут на планете,
Пусть дети не знают войны,
Пусть яркое солнышко светит!
Мы дружной семьёй быть должны!

***

9 мая

Май.
Россия.
Цветёт весна.
Отгремела давно война.
И сегодня у братских могил
Вспомним тех, кто нам жизнь сохранил.

***

Песни фронтовые,
Награды боевые,
Красные тюльпаны,
Встречи ветеранов
И салют в полнеба,
Огромный, как Победа.

***

Мой прадед
Рассказывал мне о войне.
Как в танке сражались,
Горели в огне,
Теряли друзей,
Защищая страну.
Победа пришла
В Сорок пятом году!

Вечернее небо,
Победы салют.
Солдаты России
Наш сон берегут.
Я вырасту —
Детям своим расскажу,
Как прадеды их
Защищали страну!

Армии-победительнице

Видела вся планета
В тучах огня и дыма —
Слава твоя бессмертна,
Воля несокрушима.

Сила твоя стальная
Двигалась как лавина
По берегам Дуная,
По площадям Берлина.

Мы на огне горели,
Мы по сугробам спали,
Многие — постарели,
Многие — в поле пали.

Многое нынче память
Восстановить не может.
Новый день наступает —
Старый со славой прожит.

Только не смеет время
Вынуть из песни слова,
Только доброе семя
Выходит снова и снова —

В новых полках и ротах,
В детях и внуках наших,
В новых твоих походах,
В новых железных маршах.

Вижу иные лица,
Штык и строку Устава.
Старая слава — длится,
Новая зреет слава!

Рассказ танкиста

Александр Твардовский

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами — не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, — столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
— Да где же, где?.. — А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка — мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

Дети поют о войне

(Посвящение поэта-ветерана школьникам)

Школьники сегодня о войне
Пели песни и стихи читали
В небольшом уютном школьном зале,
В необыкновенной тишине.
Ветераны, не скрывая слёз,
Слушали детей и вспоминали
Песни те, что пели на привале,
Несмотря на шум военных гроз.
Вновь воскресли в памяти бойцов
Грохот бомб, победы над врагами,
Яркие в смертельном урагане
Подвиги мужей, сынов, отцов.
Эти дети нет, не хуже нас —
Детворы военных лихолетий.
Шалуны? Так что ж, они же дети.
Разве детство без проказ?
Взгляд пытливый, как большой вопрос,
Тяга к знаньям, жажда увлечений,
Нетерпение нравоучений…
Разве кто-нибудь иначе рос?
Как они поют! И в их глазах —
Боль за беды, радость за победы,
Гордость за Россию и за дедов,
Защитивших Родину от зла.
Мёртвым и живым — поклон земной,
Правнуков стихи и внуков песни.
Дети встанут, не дай Бог, но если
На Россию враг пойдёт войной.

МОСКВИЧИ

Евгений Винокуров

В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Сережка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире
Который год подряд
Одни в пустой квартире
Их матери не спят.

Свет лампы воспаленной
Пылает над Москвой
В окне на Малой Бронной,
В окне на Моховой.

Друзьям не встать. В округе
Без них идет кино.
Девчонки, их подруги,
Все замужем давно.

Пылает свод бездонный,
И ночь шумит листвой
Над тихой Малой Бронной,
Над тихой Моховой.

Не играйте, мальчики, в войну

В. Вологдин
Мальчикам, играющим в войну,
Я в больших ладонях протяну
Два десятка взятых наугад
Оловянных маленьких солдат.

Ты смотри внимательно, дружок,
Этот вот без рук, а тот — без ног.
Третий черный, зубы лишь как мел.
Видно, в танке заживо сгорел.

А четвертый, ордена — как щит –
Он в Берлине в мае был убит.
А вот этот на густой заре
В сорок третьем утонул в Днепре.

У шестого — на глазах слеза,
Сорок лет, как выбило глаза…
Горсть солдат ребятам протяну,
Не играйте, мальчики, в войну.

Маршак С. Собрание сочинений в 8 томах. Т. 5. —
М.: Художественная литература, 1970. С. 307.

Алфавитный указатель
стихотворений

С. Маршак

Отступая из деревни Поповки, немцы сожгли ее дотла. Работоспособное население они угнали с собой, а стариков и детей — расстреляли. Единственным жителем Поповки, уцелевшим после ухода немцев, был трехлетний Петя.

(Снимок доставлен в редакцию
с Центрального фронта)

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись, ребенок —
Последний гражданин села.
Испуганный котенок белый,
Обломки печки и трубы —
И это все, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик, без слез,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенес!
При нем избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребенка на снегу.

Впервые в журнале «Фронтовая иллюстрация», 1943, № 2, 22 января.

Печатается по тексту журнала.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *